Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Отгадки на загадки

Пятница, 04 Октябрь, 18:10, kar-barabas.livejournal.com
Журнал "Экономист" написал о "загадке производительности Италии" со ссылкой на свежий доклад МВФ по этой стране. Оказалось, что теперь появились сомнения в том, была ли у Италии потеря конкурентоспособности.

Неужели? :)  А ведь отгадка была довольно очевидной не меньше двух лет назад. Недопустимая ошибка с Италией была грандиозной по своим последствиям для экономики еврозоны и всего мира. Не будет, наверное, большим преувеличением сказать, что она была причиной второй рецессии в еврозоне.

Она тем более печальна, что отгадка на загадку Италии была понятна при более внимательном рассмотрении кризиса в Латвии.С Латвией МВФ разобрался с трехлетним запозданием :), если датировать анализ только что опубликованной работой Бланшара и его коллег.  Кругман, внимательно прочитав эту работу и будучи умным человеком, стушевался и решил тоже признать свои ошибки с Латвией и Эстонией. В своей mia culpa Кругман выделил две загадки. Одна была про перегрев, в который он не верил. А вторая была про "внутреннюю девальвацию", которая должна была длиться долгие мучительные годы и сработать через многолетнюю дефляцию (при фиксированном курсе лата к евро).  Авторы статьи, надо сказать, тоже пытались объяснить, как это все ждали, как минимум, 20% девальвации в Латвии, а она не случилась. Да еще экспорт Латвии практически сразу начал расти как на дрожжах, скакнув на 40%. И доля Латвии на экспортных рынках сильно увеличилась. Вопросы эти появились практически сразу в 2009-2010 гг., и ответы на них стали вырисовываться довольно быстро.

Все это год назад подробно объяснили экономисты Банка Латвии. Олег Ткачев тогда рассказал и показал, что курс лата был близок к равновесию, а аналитики в разгар кризиса просто ошибались.  Константин Бенковскис рассказал и показал, что доли Латвии на основных экспортных рынках не снижались до кризиса, поэтому потеря конкурентоспособности была в большой степени фигментом воображения. Не надо было Латвии мучиться, чтобы ее восстанавливать.  А ошиблись аналитики в 2008-2009 гг. потому, что они не смотрели на поведение эспорта и на конкретные торгуемые сектора, а пялились на общую температуру по больнице.  Об этом сейчас написал другой экономист Банка Латвии Олег Красноперов, прочитав статью Бланшара и увидев реакцию Кругмана на нее.

Все это было бы никому не интересным копанием в истории маленькой страны с (большим для нее) кризисом, если бы в нем не было отгадки на "загадку" Италии. Своевременное понимание ошибок в Латвии должно было заставить вовремя извлечь уроки из ее опыта и использовать их, чтобы внимательнее приглядеться к кризисным странам еврозоны.  Ведь у них тоже были перегревы и неожиданно быстро исчезли дефициты по счету текущих операций, как у Латвии. И у всех, кроме Греции, произошло это не за счет сжатия импорта, а за счет роста экспорта. Еще раз смотрим на уже старую картинку танкистов Брейгеля, одну из сотен, разбросанных в записках успокоившихся инвесторов. Красным на ней показано увеличение экспорта, а зеленым изменение импорта.

"Экономист", вслед за МВФ, задумался, наконец, об Италии:

Most interestingly, Italy’s exports have held up surprisingly well during the crisis for a country often seen as having serious competitiveness problems. Exports in high-value sectors, such as fashion, have proved particularly robust. For instance, brands like Gucci have almost never had it so good, even as many of their products are still made in Italy. According to UNCTAD’s Trade Performance Index, Italy has remained, during the downturn, the world’s top ranking exporter in textiles, clothing, and leather goods. Even for non-electronic machinery and manufactures it is still ranked second in the world, behind only Germany.

So why is Italy doing so badly on cost competitiveness measures when much of its industry looks like it is doing quite well?
...
Overall measures of unit labour costs may have also hidden the resilience of Italy’s high value-added and high-margin sectors during the crisis. Its makers of precision machine tools and high-class fashion have built themselves international reputations for innovation and boosted GDP
.

Если бы об этом задумались летом 2011 года, а не сейчас, то уже тогда было бы понятно, что проблемы с конкурентосособностью Италии были просто выдуманы невнимательными аналитиками. ЕЦБ должен был сразу объявить о крепком здоровье Италии и сразу пообещать ей предоставление неограниченной ликвидности (ОМТ).  Уже тогда надо было убеждать Меркель и ее суровых коллег, что проблемы проблемам рознь. Вместо этого, Саркози и Меркель, обманутые своими экономическими советниками, начали раздувать панику на рынках и набросились на Берлускони с требованиями несбыточных реформ. Занимательно, что многие до сих пор путаются в ситуации в Италии, впрочем, как и в еврозоне в целом...Как мне лично кажется, инвесторы тоже еще не до конца прониклись любовью к Италии.

В темном царстве ошибок был еще один светлый луч - поддержка Ксенией Юдаевой мысли о том, что валютный курс Италии совсем не был завышен и что ей совсем не нужна была  девальвация. Это было в начале декабря 2011 года, намного раньше, чем это стало понятно другим. Такая поддержка (в числе других соображений) подтолкнула меня тогда порекомендовать Ксению на место экономического советника президента, а позднее на место главного экономиста Банка России. Спасибо товарищу полковнику :) (ШУТКА)
Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)