Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Пожизненные позиции в ВШЭ и РЭШ - 2017

Четверг, 26 Январь, 00:01, ksonin.livejournal.com


Зимняя встреча экономистов всего мира, AEA/ASSA в этом году была в Чикаго, так что у меня была возможность, помимо интервьюирования кандидатов для факультета экономики Вышки, подробно обсудить дела с коллегами из РЭШ. У коллег сейчас наконец появилась возможность привлекать к решению вопросов о пожизненной позиции (tenure) собственных выпускников, что, конечно, и удобно и правильно. Возможность появилась потому, что сейчас есть целая когорта выпускников магистратуры РЭШ, которые не только закончили ведущие аспирантуры и успешно прошли начальную часть карьеры, но и сами получили пожизненные позиции в ведущих мировых университетах. Егоров в Northwestern, Микушева в МIT, Ицхоки в Принстоне, Ениколопов и Петрова в Pomeu Fabra... (Я далеко не уверен, что это полный список - может быть, кто-нибудь проверит и составит?) Таких людей можно привлекать для принятия решений в ситуации, когда "внутри" не хватает, а в РЭШ после переезда Стаса Анатольева в Прагу остался только один "полностью внутренний" пожизненный профессор, Косенок.

Так вот, в РЭШ в этом году дали сразу два пожизненных профессорства. Андрей Маркевич стал полным профессором, Михаил Другов - Associate, но тоже пожизненным.

Андрей Маркевич был, когда мы его брали на работу, особенным человеком для РЭШ. Он - по образованию историк, по профессии - экономический историк. Мы знали, что о нём отзываются как о самом талантливом экономическом историке в России специалисты со всего мира, но были сомнения - критерии для пожизненных позиций в РЭШ экономические и были люди, старшее поколение, которые опасались, что критерии придётся "размывать". Вообще это традиционная проблема для ведущих экономических факультетов, которые хотят иметь у себя, прямо на факультете, историков. Предъявлять к ним такие же требования? В научных журналах высокого уровня исторические работы публиковать исключительно тяжело. Делать специальные требования? Тогда придётся втягиваться в споры о том, в каких областях ниже конкуренция (она разная в разных). В случае Андрея эта проблема не реализовалась. Критерий - входить по объективным показателям в специалистов, которые получают пожизненные позиции в факультетах уровня топ-50-100 в мире (это критерий, который, как я понимаю, ставят и РЭШ, и факультет экономики ВШЭ, и МИЭФ ВШЭ). Он выполнен и даже больше - Андрей стал одним из ведущих российских экономистов, а будущее экономической истории как науки высокого уровня так просто целиком на нём завязано.

Миша Другов - более традиционный для РЭШ профессор, специалист по экономической теории. Неполная информация, теория механизмов - классические, в последние полвека, темы. Тут, наверное, надо вспомнить, что когда я впервые в жизни читал лекции в Вышке, в 1998 году, у третьекурсников, среди них выделялся, как раз, одарённый третьекурсник. Если Миша от меня про РЭШ узнал - потом он учился в магистратуре РЭШ, аспирантуре в Тулузе и работал в Мадриде и Оксфорде - то вот, небольшой вклад в развитие российской экономической науки.

На факультете экономики ВШЭ критерии для tenure примерно те же - они не заявлены формально (это вообще порочная практика - использовать формальные показатели для определения чьего-то научного вклада и перспективы), но, по факту, как-то складываются. Мы стараемся получить как минимум 4, а лучше 5-6 писем от коллег по профессии - лишь бы человек был специалистом в той же области, что и претендент на tenure, и сам обладал пожизненной позицией на факультете не слабее нашего (не годятся только соавторы и друзья). Это, к слову, непросто - вовсе не все учёные готовы писать длинные, подробные письма, обсуждающие работы человека, которые рассматривается на tenure. (Тут в Чикаго я с удивлением обнаружил, сколько таких писем пишется за год - я вот написал четыре письма-отзыва про tenure в этом года, а каждое такое письмо - пара дней работы, а что делают более крупные учёные - вообще непонятно.)

Так вот, на факультете экономики ВШЭ в этом году пожизненную позицию - после публикаций, писем, голосования комиссии, возглавляемой Маартеном Янссеном - получил Александр Тарасов. Тоже, кстати, выпускник РЭШ (и, до этого, МГУ). Редкая для нашей страны специализация - международная торговля. Кроме Александра и Романа Захаренко в МИЭФе никто, по-моему, на международном уровне не публикуется.

Вообще этот процесс - появление собственного поколения пожизненных профессоров, учёных, конкурентоспособных на международном уровне - полноценного "старшего поколения" исследователей - вызывает у меня два чувства. Во-первых, как же всё это медленно движется - от первого международного найма двадцать лет назад - через первые полноценные коллективы - до вот этих первых "стандартных" старших поколений. А во-вторых, разве не удивительно - как это всё быстро получается? Двадцать лет назад не было российских экономистов, заметных на международном уровне. Разве что сильный прикладной математик мог опубликовать статью в серьёзном экономическом журнале. А сейчас - в таких журналах публикуются десятки людей ежегодно, и не только в Вышке и РЭШ. И все усилия - по созданию институтов tenure-track и tenure - всё это медленно, но всё не проходит даром и вот приносит плоды уже прямо на глазах. Быстро на самом деле.

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)