Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Из Тасмании в Антарктиду

Среда, 09 Декабрь, 17:12, ekaykin.livejournal.com


Всем привет!
Я уже на станции Конкордия - всё в порядке, акклиматизировался, начал работать.
Но об этом потом, а пока рассказ о плавании на судне "Астролябия" из Хобарта в Антарктиду.


"Астролябия" - ледокол, принадлежащий IPEV - французскому полярному институту им. Поля Эмиля Виктора.
Размеры "Астролябии" относительно невелики, длина 65 м (в 2 с лишним раза меньше "Академика Федорова"), скорость 11-12 узлов. Экипаж - 12 человек. Команда интернациональная: капитан - француз, старпом - австралийка Мадлен, также в команде есть индонезийцы и два русских (из Одессы) - один механик, другой стюард (накрывает на стол, моет посуду), обоих зовут Саша.


вид на Хобарт с моря

Пассажиров 46 человек, из них 12 женщин. Далеко не только французы, есть иностранцы (человек 11, в том числе 8 австралийцев, 1 итальянец, 1 девушка из Норвегии и 1 русский). Австралийцы едут в Залив Содружества (в хижину Моусона), французы на станцию Дюмон-д'Юрвиль, и лишь четверо - на Конкордию.


Астролябия перед отплытием из Хобарта

Каюты маленькие, рассчитаны на 4 человек. В каждой каюте 2 двухъярусные кровати, 4 шкафчика, умывальник. Туалета и душа нет - они общие, в коридоре.


моя каюта

Столовая состоит из двух небольших комнат, соединенных окном. В каждой помещается около 13 человек. Питание в 2 смены, в первой смене завтрак в 7, обед в 11, ужин в 18. Во второй смене всё на час позже.


столовая Астролябии

Завтрак разочаровал - он устроен по типу шведского стола, на выбор - хлопья с молоком, йогурт, тост с джемом. Кашей и не пахнет, колбасы и яичницы тоже не приметил.
Зато обед окупил всё с лихвой - салат из свежих овощей, отличный стейк с кровью, жареная картошка, французский сыр (мммм.....), виноград. Когда я пошутил, мол, как же сыр без вина-то есть? - Саша притащил коробку красного сухого. Вино австралийское, по качеству так себе, но всё же. Потом вино было на столе всегда, и в коробках, и в бутылках. Пьют за обедом вино или воду, по желанию; компот тут не делают. Кто хочет, может заварить себе чаю, или сделать кофе, или какао.
Полдника нет - но он и не нужен, потому что столовая всегда открыта, всегда можно выпить кофе, сделать себе тост - в общем, есть можно всё, что найдешь.
В дальнейшем за 7 дней блюда ни разу не повторялись (были даже макароны по-флотски!), но всегда были неизменно вкусными. В общем, недаром это судно за глаза прозывают "Гастролябия" (по-французски это звучит как "гастро ляб" - то есть, гастрономическая лаборатория").
Довольно большая комната отдыха: телевизор, стеллажи с книгами вдоль стен (нашел Булгакова на французском), барная стойка. Стоят коробки с кока-колой и водой, бывает и пиво. Хочешь - бери, пей. Да, и еще бутыль пастиса.


комната отдыха

Ходовой мостик всегда открыт, можно зайти поболтать с капитаном, ну или с тем, кто в данный момент на вахте. Вообще, тут все помещения открыты (включая склады с провизией) - кроме тех, куда лучше не ходить, потому что реально опасно.
С первых же минут на корабле все начали говорить о предстоящей качке, как о каком-то серьезном испытании. И начали к ней серьезно готовиться. Всем раздали пластыри, которые надо прилеплять на шею - лекарство медленно впитывается через кожу в течение нескольких дней - и специальные пакеты на случай если, месье соизволят, пардон, блевать-с. Настоятельно рекомендовали брать эти пакеты с собой в столовую на прием пищи.... На чей-то робкий вопрос "А может как-нибудь проскочим без качки?..." помощник капитана отрезал - "И не надейтесь".
И качка, черт побери, началась, едва судно вышло из хобартского залива в открытое море! По амплитуде сопоставимо с тем, что бывает иной раз на "Федорове", когда суп из тарелок выливается и стаканы с компотом со стола спрыгивают. Моряки уверяют, что это еще пустяки, а не качка, вот через пару дней... Но уже на следующий день некоторым стало реально плохо.
Впрочем, особо сильнее качка и не стала - так и качало всю дорогу примерно с одной интенсивностью. Наверное, повезло - волнение моря едва ли превышало 5 баллов.
2 декабря вошли в зону льда. Иногда лед такой плотный, что судну приходится пробиваться сквозь него. А поскольку столовая и моя каюта расположены возле носа, грохот стоит такой, словно корабль разламывается. И сильная вибрация, как во время землетрясения.
4 декабря пробились сквозь льды в Залив Содружества. Утром я вышел на палубу, а там! - красота неописуемая.... На горизонте берег Антарктиды с выходами скальных пород, рядом - гигантский столовый айсберг; солнце светит во всю мощь, слепит глаза, снег и лёд блестят так, что без очков невозможно; и группка императорских пингвинов бродит вокруг корабля. Казалось бы, сколько раз я уже видел точно такой же пейзаж; ан нет, смотришь и думаешь - тут же всё совсем по-другому, такого раньше не было! и не можешь налюбоваться.



залив Содружества

Группа австралийцев из 6-ти человек слезла с корабля прямо на морской лёд и отошла метров на 200. Вскоре прилетели два легких вертолета с ДДЮ, забрали их и отвезли к хижине Моусона.


группу австралийцев ссаживают с корабля

Во время всех этих операций я (как и другие пассажиры) был на мостике. Капитан никого не выгонял, только попросил соблюдать тишину и не шляться без надобности.


попытка угнать судно не удалась

Закончив все дела в Заливе Содружества, судно взяло курс на Дюмон-д'Юрвиль, куда должно прибыть завтра утром.

4 декабря 2015 г.

Надеюсь, продолжение будет завтра


Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)