Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Умничка - дочка Назарбаева. Как в Эстонии - без Минздрава - полезней для здоровья граждан

Вторник, 25 Февраль, 05:02, aquareus.livejournal.com


Минздрав упразднить. За ненадобностью

Тимур ВАЛИЕВ 20.02.2014

Председатель комитета мажилиса по социально-культурному развитию Дарига Назарбаева предложила в мажилисе упразднить Министерство здравоохранения. После чего его министр Салидат Каирбекова вынуждена была на протяжении трех часов доказывать депутатам, что ее ведомство – важное и нужное.

Первый рабочий день после возвращения из командировок по регионам страны депутаты провели вместе с министром здравоохранения. Приглашенная на «правительственный час» Салидат Каирбекова провела в мажилисе три часа, выслушивая, что депутаты думают об отечественной системе здравоохранения.

Выводы безрадостные. Председатель комитета мажилиса по социально-культурному развитию Дарига Назарбаева, выступая на «правчасе» с содокладом, буквально разложила по полочкам, что в Минздраве не так. «Не так» оказалось практически все. Назарбаева констатировала: «Поднимаемые нами из года в год проблемы отечественного здравоохранения одни и те же, показатели в отчетах Минздрава улучшаются, а проблемы остаются».

Один из насущных вопросов — нехватка больниц и поликлиник. Даже по программе «100 школ, 100 больниц» построен 71 объект, из них только 25 на селе. Оставшиеся объекты планируется закончить в 2016 году, причем на 13 объектах к строительству еще даже не приступали.

«По сути это означает, что проблема доступности людей к качественным медицинским услугам, особенно на селе, не решена. Учитывая отдаленность многих сел от районных центров, погодные условия и качество наших дорог, страшно даже представить, что может случиться с человеком в экстренной медицинской ситуации», — резюмировала Назарбаева.

Вывод же сделала такой: «В Министерстве плохо обстоит дело и с планированием. Ряд объектов был построен без учета фактической потребности в них регионов. Получается так, что в одних регионах население ощущает хронический дефицит лечебных учреждений, а в других они попросту не загружены. В результате мы имеем недогруженные мощности и простой оборудования. В девяти же областях страны оборудование общей стоимостью 834 миллиона тенге вообще не используется».

Еще одна проблема — это «зуд новаторства в Минздраве». «Министерство постоянно внедряет различные инновации в системе оказания медицинских услуг населению, и это похвально. Однако, как говорят практикующие врачи, многие новшества большей частью внедряются без надлежащего анализа последствий, рисков, без апробирования, без обратной связи с медицинскими учреждениями, непосредственно оказывающими услуги гражданам», — пояснила Назарбаева.

К примеру, в начале этого года введен стимулирующий компонент по результатам работы в составе подушевого финансирования медуслуг населению или так называемый принцип фондодержания. Идея замечательная, отметила Назарбаева. Если пациент не обращается повторно в поликлинику или не идет к узкому специалисту, то лечение считается эффективным, а неиспользованные средства остаются в клинике и могут быть направлены на повышение зарплаты врача. Ну кто бы из нас возражал против этого?

Однако на практике, по словам Дариги Назарбаевой, это вылилось в нежелание участковых врачей поликлиник направлять людей к узким специалистам, профильным врачам, даже когда для этого имеются объективные показания. Все сводится к получению желаемых показателей, зачастую недостоверных, с целью оставить стимулирующий компонент для доплаты персоналу поликлиник. «В результате страдают люди», — подчеркнула она.

Есть серьезная кадровая проблема, вопрос безопасности пациентов приобретает ключевое значение. Назарбаева отметила, что даже аккредитация медицинских организаций, призванная вроде бы улучшить качество оказываемых услуг, сделана по-нашему, «по-инноваторски».

«Аккредитацией, совершенно формальной по сути, занимается непосредственно Министерство здравоохранения. Она практически покупается за деньги. Здесь также существуют свои теневые тарифы. А для того чтобы этот праздник жизни не кончался, уполномоченные органы дают аккредитацию на разные сроки — от 1 до 5 лет в зависимости, видимо, от разных обстоятельств. Законом это не регулируется. Думаю, комментарии здесь излишни», — сказала она.

Многочисленные встречи депутатов с медиками на местах и представителями акиматов указывают на то, что Министерство здравоохранения практически самоустранилось от руководства этой сферы, заявила Назарбаева. Нет обратной связи с больницами и поликлиниками.

«Сидя в кабинетной тиши, чиновники придумывают разные инновации и спускают их на низовые уровни в столице и регионах, и дальнейшая судьба этих нововведений их не волнует. При этом на любые вопросы у министерства всегда готов ответ: за лекарственное обеспечение отвечает «СК-Фармация», закуп оборудования — АО «КазМедТех», за все остальные безобразия отвечают акиматы. При таком раскладе министерство можно, в принципе, упразднить», — подытожила Назарбаева.

У главы Минздрава на сей счет совершенно иное мнение. Она уверена: казахстанцы отечественным здравоохранением довольны. А факты врачебных ошибок — лишь единичные случаи.

«Надо понимать, что, конечно, в средствах массовой информации проходит ряд негативных моментов. Я допускаю такие вещи, когда мои коллеги допускают ошибки, но нужно понимать, что в сутки мы делаем 2 тысячи операций, в том числе высокотехнологичных. В сутки мы обслуживаем 18 тысяч вызовов скорой помощи, и в сутки у нас лечатся в стационарах почти 7 тысяч больных ежедневно», — рассказала она депутатам.

То есть, это такой объем работы у системы здравоохранения. Но она признала и наличие случаев, которые говорят о недобросовестном отношении к работе ее коллег или некачественном исполнении ими своих обязанностей.

«Соцопрос, который проводится по специально разработанной анкете, и анкета разработаны вместе с проектом Всемирного банка, который сегодня работает с Центром развития здравоохранения и прошел международную экспертизу. Уровень удовлетворенности населения нашими медицинскими услугами выше 80 процентов», — пояснила министр.

Не согласилась она и с рассуждениями о манипулировании данными. И в качестве доказательства привела акты гражданского состояния: «Объективность регистрации подтверждена независимыми экспертами и регистрируется актами о смерти в системе Министерства юстиции через ЗАГС, идет в национальное Агентство по статистике, и Министерство здравоохранения здесь манипулировать цифрами никоим образом не может».

А вот увеличение роста заболеваемости, по ее словам, вполне естественно, потому что врачи проводят «скрининги, чтобы выявить истинную картину, сколько у нас болеют». «Чем раньше мы выявим, тем больше шансов у нас снизить смертность. Поэтому на первых этапах с 2009 года скрининг внедряется, в 2009 году это было три вида скрининга, сегодня — 11. Заболеваемость будет расти, важно, чтобы снижалась смертность, и мы свои показатели, индикаторы выполнили к назначенному государственной программой сроку — 2015 году», — категорично заявила Каирбекова.

Однако на нестыковке данных министра «подловила» не только Дарига Назарбаева. Депутат Меруерт Казбекова попросила объяснить, почему разнятся одни и те же данные по заболеваемости гепатитом в стране и по стоимости лекарств.

«По данным ВОЗ, 3 процента населения нашей планеты инфицированы вирусом — гепатит. В нашей стране из данных 3 процента, получается, на 17 миллионов населения должно быть инфицировано 514 380 человек, — сказала депутат. — Вместе с тем в ответе правительства на наш депутатский закон от 6 ноября отмечено количество больных 13 тысяч. Другой вопрос, Генеральная прокуратура по сведениям Министерства здравоохранения дает, что у нас инфицировано 17 729, и, по официальным данным, на 1.12.13 года у нас 21 333. Я хотела бы уточнить — на самом деле сколько у нас инфицировано? Потому что даже в официальных данных вы разнитесь в этих цифрах».

Это был первый вопрос. А второй ее вопрос был о закупках: «На наш запрос по закупу лекарственных средств для лечения гепатита вы дали формальный ответ о том, что цена большая — 310 долларов за ампулу, это связано с тем, что у нас пегилированый интерферон, а в Грузии и Украине заменитель. Мы сделали официальные запросы в министерство Грузии и министерство Украины, у нас есть официальные ответы, что там закуплены те же препараты. В Украине — 33 506 ампул по 116 долларов, в Грузии 28 800 ампул по цене 93 доллара, у нас же закуплено 61 260 ампул, то есть в три раза больше, чем в этих странах, но по цене 310 долларов. Нам хотелось бы узнать, ведутся ли какие-то переговоры с этим производителем? Мы знаем прекрасно, что в Грузии и Украине были переговоры, чтобы (была) уценка. С чем связана такая цена?»

Министр ответила: «У нас в Казахстане используются оригинальные препараты, производителями которых являются две крупные компании, имеющие патентную защиту, — это Соединенные Штаты Америки и Швейцария. На сегодняшний день в Казахстане зарегистрировано только два оригинальных препарата — пегилированые интерфероны. У вышеуказанных производителей различные дозировки, и закупаются единым дистрибьютором. Согласно обзору европейской сети по снижению вреда в странах Восточной Европы и Центральной Азии цены на пегилированые интерфероны, закупаемые в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи в Казахстане, гармонизированы с ценами в других странах, в том числе в странах Таможенного союза. В Грузии, Украине, Египте зарегистрирован «Пегасис» под торговым название «Пегферон» во флаконах, который у нас не имеет регистрации. Я хочу сказать, что в Грузии это «инбалк», то есть они не сертифицируются международной практикой, а получают местный, грузинский сертификат».

Далее министр заверила, что уже начали переговоры по вопросу увеличения доступности лечения больных вирусными гепатитами с производителями — мировыми компаниями с участием представителей «СК-Фармация» и других общественных объединений. «Это системная работа. Я думаю, что она будет иметь свой логический конец», — сказала она.

Что же касается количества больных, то министр увидела в вопросе депутата другой подтекст: «Я хочу сказать, что инфицированный — это не есть больной. Мы все можем быть носителями и в то же время не являться больными...»

«Салидат Зекеновна, вы неправильно поняли, — решила прояснить депутат Казбекова. — Ваши официальные ответы разнятся. Пожалуйста, по вашим данным, дается 13 тысяч, на один и тот же запрос...»

«Инфицированных, но не больных», — «поправила» министр.

«Да, инфицированных, — согласилась депутат. — Прокуратура дает 17 729 инфицированных. Это на один и тот же запрос. Вот о чем идет речь».

В спор вмешался вице-спикер Сергей Дьяченко, который предложил, чтобы министр дала депутату четкий письменный ответ «с учетом обсуждения».

На этом точку в «споре о данных» поставили. Но депутатов министру переубедить не удалось. Многие мажилисмены своего недовольства не скрывали и даже, не дождавшись окончания «правчаса», уходили из зала. Но вряд ли их недовольство сможет повлиять на ситуацию — все слова депутатов носят лишь рекомендательный характер, и министерство может к ним прислушаться, а может и проигнорировать. И как показывает практика, правительство чаще выбирает именно второй вариант.

http://www.respublika-kaz.info/news/politics/35455

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)