Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

О кризисе здравоохранения страны судить можно и по отдельному району, не то что по целому региону

Понедельник, 21 Октябрь, 11:10, aquareus.livejournal.com
Здравоохранение загибается в регионах, а Скво кадры в центр тащит. В Москве они ей точно не в помощь - похоронить отрасль ей по силам и в одиночку.


Как главы районов сорвали программу целевого набора врачей в Татарстане

16.10.2013

БОЛЬШЕ ПОЛОВИНЫ ТАТАРСТАНЦЕВ ЖАЛУЮТСЯ НА ГРУБОСТЬ СО СТОРОНЫ МЕДПЕРСОНАЛА, А ТРЕТЬ – НА ПОБОРЫ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ КЛИНИКАХ

Сегодня на коллегии министерства здравоохранения Татарстана руководитель ведомства Адель Вафин, который принял бразды правления в августе, откровенно рассказал о проблемах отрасли, которые достались ему в наследство от Айрата Фаррахова. Как выяснил корреспондент «БИЗНЕС Online», на фоне устаревшей медицинской техники, отставаний от плана по программе массовой диспансеризации и проблем в качестве обслуживания основной болевой точкой является дефицит кадров. Министр возлагает надежду на привлечение специалистов из других регионов и намерен стимулировать подчиненных помощью в жилищном вопросе и двукратной индексацией зарплат.


КАДРЫ ПОКИДАЮТ МИНЗДРАВ

Открывая сегодняшнюю коллегию министерства здравоохранения, руководитель ведомства Адель Вафин, для которого она, кстати, стала первой в новой должности министра, подчеркнул, что намерен поговорить не о достижениях медицины, а о проблемах в сфере первичного звена здравоохранения (другими словами, амбулаторно-поликлиническая помощь). В этом плане доклад министра, действительно, оказался максимально откровенным – за 20 минут Вафин решил вскрыть все болевые точки министерства.

Первая проблема – в Татарстане продолжается рост смертности от ДТП, а также младенческой и материнской смертности. Это при том, что в России наблюдается снижение соответствующих показателей. Хотя вместе с тем за 9 месяцев этого года в республике увеличилась рождаемость – родилось на 1 тыс. 286 детей больше, чем годом ранее. Приостановлен на уровне прошлого года показатель роста общей смертности, стабильно снижается смертность татарстанцев от болезней системы кровообращения, от злокачественных новообразований.

Коротко поговорив о демографии, Вафин перешел к самой болезненной проблеме – дефициту кадров.

- Отдельные учреждения здравоохранения с трудом выполняют программу госгарантий и диспансеризации, – рассказал министр, добавив, что, согласно статистике, 37% покинули органы здравоохранения в связи с выходом на пенсию, 25% – в связи со сменой места жительства, 14% – из-за низкой заработной платы, 11% перешли в частные клиники. В результате укомплектованность специалистов первичного звена, по данным Вафина, составляет 64%, а в отдельных поликлиниках – 47%.

Незадолго до начала коллегии руководитель министерства здравоохранения рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» о возможных путях решения кадровой проблемы. Среди основных средств борьбы с кадровым голодом оказалось привлечение специалистов из других регионов.

- Мы также работаем с нашим медицинским университетом по подготовке тех специалистов, которых нам крайне не хватает, – объяснил министр. – Другое направление – это стимулирование и компенсационные выплаты. На село мы уже привлекли 155 молодых врачей в прошлом году, в этом году привлекли 47, а всего планируем до конца года отправить в села 80 врачей. Это те механизмы, которые сегодня работают. Кроме того, мы совместно с жилищным фондом и главами муниципальных образований ищем механизмы по привлечению и удержанию кадров на местах путем предоставления жилья – это очень мощный мотивационный инструмент. Практика показывает, что врачи активно меняют и место жительства вслед за решением жилищного вопроса. И те муниципальные образования, где уделялось этому большое внимание, преуспели. У нас были примеры, когда целые семьи, где муж и жена доктора, переезжали.

При этом, в соответствии с указом президента, средняя зарплата медицинских служащих растет. К 2018 году определено повышение уровня заработной платы на 200% в среднем по региону у врачей и 100% – у среднего медицинского персонала.

А вот практика целевого набора в КГМУ, как выяснилось на коллегии, была подорвана главами муниципальных районов, куда после окончания вуза отправляли выпускников.

- За последние четыре года главами 18 районов выдано 25 открепительных писем о свободном трудоустройстве выпускников КГМУ, обучившихся по целевому приему. А 25 специалистов – этот штат отдельно взятой центральной районной больницы.

Вафин заявил, что придумал систему, которая позволит сделать целевой набор более эффективным механизмом, и сообщил, что направит в республиканский кабмин предложение утвердить жесткий порядок откреплений по согласованию специальной комиссии. Кстати, лидерами в «антирейтинге» являются Высокогорский и Нурлатский районы – с легкой руки их руководителей многие выпускники КГМУ не стали работать по специальности.


КАК ПАЦИЕНТЫ ЖАЛУЮТСЯ НА ГРУБОСТЬ

Еще одной проблемой, вызывающей беспокойство Вафина, стало качество обслуживания. Он рассказал про большое количество нареканий на режимы работы поликлиник, графики приема врачей, на санитарно-гигиеническое состояние помещений. По словам министра, специально проведенный опрос пациентов продемонстрировал – 56% отмечают грубое отношение медперсонала, 32% подтвердили, что с них незаконно взымали деньги за медицинские услуги в государственных медучреждениях.

- В единой государственной системе «Электронное здравоохранение» оперативно не отображаются графики приема врачей – из поступивших в сеть 325 инфоматов электронной очереди не подключено к сети 53 единицы, – вполне откровенно затронул министр здравоохранения вопрос неэффективного использования бюджетных средств – его ведомство уже получило «желтую карточку» от Счетной палаты.

Четвертая проблема – министерство, похоже, не укладывается в сроки диспансеризации. В этом году была поставлена масштабная задача по диспансеризации населения, в рамках которой необходимо до конца года осмотреть 611 тыс. человек. На сегодняшний день осмотрено 233 тыс. 729 человек. В некоторых районах не было до сих пор осмотрено и 25% жителей – такой низкий показатель зафиксирован в том числе и в Казани.

- Первичное звено – важный диагностический этап, в котором очень важную роль играет современное медицинское оборудование, – перешел Вафин к пятой проблеме. – За 2011 - 2013 годы медучреждения Татарстана были оснащены техникой на общую сумму 1 миллиард 305 миллионов рублей, вместе с тем по нормативам укомплектованность необходимым оборудованием составляет 75 процентов от утвержденного «табеля оснащенности».

Это, по заверению министра здравоохранения, приводит к тому, что имеющуюся технику используют сверх нормативного срока, формируются большие очереди на обследование. Причем в некоторых поликлиниках требуется замена не только медицинского оборудования, но и мебели, мединструментов.

За проблемами Вафин не мог не поделиться и успехами – так, за два года был проведен капитальный ремонт в 1300 объектах здравоохранения, в будущем году планируется сделать ремонт еще в 395. На эти цели направлено более 1 млрд. рублей. В 2014 году планируется направить 330 млн. рублей.

- Но, с одной стороны, мы много делаем, с другой – растут запросы населения по качеству медицинского обслуживания. И это абсолютно справедливо. По программе развития здравоохранения к 2018 году мы дополнительно должны только в первичное звено привлечь 790 врачей и более 2 тысяч человек медицинского персонала.

К слову, министр подтвердил и свою приверженность к политике консолидации государственных и платных медучреждений. В ходе коллегии он обмолвился, что уже через 7 лет «частники» смогут оказывать более 50% объема амбулаторно-поликлинической помощи.


ВСЕГДА СТРАДАЛО ФИНАНСИРОВАНИЕ

Проблемы татарстанской медицины газете «БИЗНЕС Online» прокомментировали эксперты.

Светлана Фархутдинова – аллерголог-иммунолог клиники «Танар», экс-главный аллерголог Набережных Челнов, экс-главврач детской поликлиники №5:

– Основные проблемы с бюджетом отрасли. Из-за них я и ушла в частную медицину, осталась только главным внештатным специалистом в муниципальной структуре. Связь врачей с пациентами затруднена из-за неимоверных нагрузок. Это касается в первую очередь нормативов по времени обследования. Сейчас у меня есть полчаса на пациента, и даже этого мало, а как справляются поликлиники?

О недостатке врачей и говорить нечего. К примеру, я аллерголог-иммунолог. Зная, сколько людей страдают от болезней, на которых я специализируюсь, я могу говорить о недоступности обследований для аллергиков. Не то чтобы лабораторий не хватает или методов, а есть проблемы с грамотным направлением людей именно на те обследования, в которых они нуждаются, из-за недостатка специалистов.

Как бывший главврач детской поликлиники могу сказать, что детским больницам не хватает прежде всего оснащенности. Сама по себе поликлиника может оказывать высококвалифицированную помощь – в детском здравоохранении есть специалисты, и желания у них хватает. Но всегда страдало финансирование. Деньги на ремонты начали выделять только в прошлом году. А это условия труда, это оборудование. У меня, как главврача, всегда были трудности с этим. Руководителям учреждений не хватает возможности распоряжаться теми деньгами, которые они могли бы зарабатывать. И самой системы для зарабатывания денег учреждениями не выработано. Готовых рецептов я дать не могу – каждое учреждение имеет свои возможности. В тех перестройках, которые год назад проходили в здравоохранении детства, намечались изменения к лучшему, но насколько они реализованы?

С медицинскими препаратами в амбулаторных условиях проблем особо нет. Больницы заказывают медикаменты, и на эту статью выделяется достаточно денег. Вакцин всегда было достаточно – конечно, не тех, которые хотелось бы получать, не современных, но все же. И в тех препаратах, что используются на приемах, недостатка никогда не было. Но, общаясь с коллегами из бюджетного здравоохранения, я думаю, сложности не за горами. Все вопросы, даже с теми же самыми вакцинами, теперь переложили на плечи руководителей учреждений. Насколько они смогут правильно доставлять и хранить эти препараты? Пока сбоев нет, но раньше эти механизмы финансировались не из бюджетов учреждений.


Александр Расческов – генеральный директор ООО «Глазная хирургия Расческов»:

– Я считаю, что главной проблемой медицины Татарстана является недостаточное обеспечение медучреждений современным оборудованием. Эта проблема влечет за собой вторую, не менее важную – кадровую. Потому что молодежь, заканчивая обучение, не идет в медицину, так как не видит возможности реализовать себя в полной мере, встать наравне с ведущими специалистами. Уровень зарплат и жилищные вопросы тоже присутствуют, но я считаю, что это вторично.

Кроме того, у нас произошел разрыв поколений в медицине. Нынешние специалисты зачастую очень хорошо владеют современными методами исследований, технологиями. Но предыдущее поколение не передало им тот опыт, свой багаж знаний по классической медицине, который тоже очень важен в этой сфере.

И еще я думаю, что государству надо теснее взаимодействовать с частными клиниками. У нас в Татарстане их более 1 тысячи. И во многих используется самое современное оборудование – это одно из необходимых условий конкурентноспособности. Причем это приобретается на деньги бизнеса. Если бы частные клиники вошли в единую систему здравоохранения, то это сразу бы подняло уровень обслуживания пациентов. Там, где государство может оказывать необходимые услуги, пусть это делают государственные клиники. А если нет такой возможности, то часть госзаказа можно было бы передать в частные руки, где и специалисты хорошие, и оборудование первоклассное.



Ильяс Нуриев – гендиректор «Клиники Нуриевых»:

- Даже не знал, что сегодня была коллегия минздрава. С удовольствием бы посетил ее, но почему-то частников туда не приглашают.

Первая проблема – это отсутствие единых стандартов и протоколов, основанных на доказательной медицине. У нас сейчас каждый врач может назначать любые лекарства, которые хочет, которые считает эффективными, и считает, что он прав. На самом деле это не так. Есть общие правила, которые уже придуманы и продуманы кем-то. Нарушение этих протоколов приводит к тому, что нарушается качество предоставляемой медицинской помощи или услуг. Кроме этого, все лекарственные препараты должны пройти предварительно два вида экспертизы – проводились ли вообще исследования препарата? И отличается ли действие этого препарата от пустышки или плацебо? На сегодня у нас над большинством препаратов такие исследования или не проводились, а если проводились, то они показывают, что это обыкновенные «пустышки». Они оказываются в аптеке, и врачи вынуждены использовать такие препараты, но это не приводит к эффективности лечения изначально. Поэтому считаю отсутствие внутренних стандартов оказания медицинской помощи и медицинских услуг в доказательной медицине очень большой проблемой.

Второе – это образование. Рынок требует, чтобы у руководителей и специалистов медицинских учреждений было не только медицинское образование, но еще и знания менеджмента. В мединститутах этих знаний сейчас практически не дают.

Третье – недостаточная компьютерная грамотность у медперсонала, это тормозит информатизацию здравоохранения.

Четвертое – старение медперсонала в сельских районах. В городах эта проблема не так остра, здесь хоть молодежь остается. Но и врачи, и средний медперсонал в больницах имеют уже возраст около 50 лет. Но что будет через 15 лет?

Александр Шагулин, Влас Мысько, Сергей Кудрявцев, Асхат Идиятуллин

http://www.business-gazeta.ru/article/89732/

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)