Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Новый "академический" кошмар. Картины и образы Древнего Египта от Н.А. Померанцевой

Среда, 20 Март, 03:03, victorsolkin.livejournal.com




Сегодня мне подарили внушительную книгу – Н.А. Померанцева. Картины и образы Древнего Египта. М.: Галарт, 2012. С. 584. Илл. 567. Я было обрадовался. Ибо русскоязычный читатель давно нуждается в новом, превосходящем уровень М.Э. Матье труде по искусству Древнего Египта. Сначала я порадовался, а потом открыл книгу. И стало мне – нехорошо.

Согласитесь, что когда речь идет об искусстве, тем более древнем, принципиально важна экспертная оценка и знание самих памятников, которые анализируются в монографии. А с памятниками у автора книги – невероятная беда.

Про то, что в искусствоведческом труде в принципе непристойно где-то указывать музей, хранящий памятник, а где-то нет (этим грешит вся книга, например, с. 46, 105, 203, где на с. 203 – один из шедевров музея в Каире), промолчу и остановлюсь на некоторых примерах конкретных ошибок.

Статуя царицы Тейе в облике Исиды, из Турина, выполнена из базанита, а не из диорита (с. 27), имя царя Сети I на карнакском рельефе Тот выписывает на листьях персеи, а вовсе не сикоморы (с. 36.), как указывает автор. Знаменитая золотая статуэтка бога Амона XXII династии из собрания лорда Карнарвона, являющаяся одним из самых узнаваемых памятников музея метрополитен, оказывается, выполнена из меди (с. 54) и найдена в Саккаре (!), хотя всем известно, что Картер купил ее у рабочих Карнака; то, что это не медь, поймет даже студент, поглядевший на фотографию. Далее тут же читаем: «I тыс. до н.э. (780-656 гг. до н.э.). Конец Нового царства» - автор вообще смотрела в хронологию Египта, опубликованную в конце собственной книги?

Обожествленный Аменхотеп I, изображенный на дне саркофага Аменемопэ (с. 59) стал «покойным Аменемопом»; все расписные рельефы из гробницы Нефертари стали «росписями» (с. 61, 63 и далее); Рути – Шу и Тефнут в облике львов, виньетка папируса Ани – самого знаменитого свитка Британского музея – стала частью «папируса Анхаи» (с. 64), который вообще другим почерком выписан. На иллюстрации с Текстами пирамид «фараона Тети I» (с. 79) выписаны имена царя Пепи, а Тети был, как известно единственным царем, носившим это имя и, конечно же, никакого отношения к этому снимку не имеет. Мебель из знаменитой тайной гробницы царицы Хетепхерес, матери Хуфу, как известно, хранится в Каире; в Бостоне есть факсимильная копия этих памятников, которые Н.А. Померанцева считает, что поразительно, подлинником (с. 127). Знаменитый обсидиановый портрет Сенусерта III из собрания Калуста Гюльбенкяна в Лиссабоне автор книги широким жестом отдала в Национальную галерею искусств в Вашингтоне (с. 172), а знаменитые копии росписей из Бени Хассана, сделанные Г. Картером – считает оригиналами (с. 186-187, 242). Знаменитый автопортрет зодчего Сененмута из его тайной гробницы в Дейр эль-Бахри, оказывается, «оставлен в храме царицы» (с. 203), статуя Тутмоса III из Карнака, выполненная из граувакки, якобы «базальтовая» (с. 206), а его же знаменитая статуя из храма в Дейр эль-Бахри, найденная Казимежем Михаловски, «из храма Карнака» (с. 207). Рельеф из фиванской гробницы Херуэфа, и ныне находящийся там, где его изваял резчик в XIV в. до н.э., по мнению доктора искусствоведения Н.А. Померанцевой хранится «в Берлине» (с. 215). Маи, родственник везира Рамосе, изображенный с супругой на стене гробницы Рамосе, стал самим Рамосе (с. 216), а знаменитая скульптурная группа нубийцев-лучников, из гробницы Месехти, один из самых знаменитых памятников Египетского музея Каира, «переехала» в Нью-Йорк (с. 235) и снабжена подписью «статуэтки воинов со щитами». Маска царицы Сатджехути из Британского музея, начала XVIII династии, - это, оказывается памятник «Среднего царства. 1900 г. до н.э.» (с. 238); а аллея сфинксов перед Луксорским – это «время фараона Нектанебо» (с. 253) - титулоносный автор, видимо, забыла, что их было, вообще-то, два. «Преддверием храма Амона в Луксоре с видом на центральную колоннаду» (с. 255) назван вид, наоборот, из святилища и перистиля храма наружу (!); 151 главы «Книги мертвых» в помине нет на фото с интерьером гробницы Сеннефера (с. 272), эта глава изображена на совершенной другой стене гробницы!



Наверное, должно было бы уже надоесть вычитывать этот паноптикум, но я продолжу. Знаменитый колосс Эхнатона из храма Гемпаатон – хрестоматийнейший (!) памятник из Каира, оказывается, хранится в Луксорском музее (с. 285), выполненный из известняка огромный и очень знаменитый колосс Рамсеса II из музея в Мит-Рахине, по мнению г-жи Померанцевой выполнен из «розового гранита» (с. 302) – и вправду, откуда бы это знать, если черно-белый кадр взят без ссылки из старого немецкого тома по египетскому искусству Хирмера-Ланге… Рамсес II перед Птахом-Татененом, из Абидоса, это, как выясняется «Сети I c богом Амоном» (с. 307) – т.е. автор вообще не разбирается в иконографии египетского пантеона.

С Абидосом у Н.А. Померанцевой вообще беда. На с. 388 Сети I воскуряет благовония перед хором в святилище этого божества, а не «перед богом Сокаром, в галерее Птаха-Сокара», которой вообще нет в храме Сети, там есть комплекс помещений, посвященный Сокару и отдельное святилище Птаха! «Апофеоз сражения», который автор помещает в Абидос (с. 388) – на самом деле находится в куда более позднем храме Рамсеса III в Мединет Абу и выполнен в совершенно другом стиле, что для искусствоведа попросту непростительно. Шедевр Лувра - рельеф с Сети I, изображенным перед Хатхор, Ж.Ф. Шампольон вывез из гробницы этого царя в Долине царей, в Фивах, а вовсе не из храма в Абидосе (с. 390). Дикая в своей кошмарности подпись «Фараон Сети I поклоняющийся перед Осирису» (сохр. орфография автора) находится под фото с царем Сети в обществе Амона-Ра и Ра-Хорахте (с. 391). «Священная барка Сети I из храма в Абидосе» (с. 394) – это вновь рельеф из Мединет Абу с подписанными (!) фигурами царя Рамсеса III. А иллюстрация с «ложным сводом в капелле Амона-Ра» (с. 395) – это, на самом деле, святилище богини Исиды.

Осирис на с. 324, из гробницы Сети I изображен в короне «хеджет», а не в короне «атеф»; вселенский котел на расписанном рельефе (а вовсе не росписи) стены погребальной камеры гробницы Рамсеса VI наполнен частями сущностей духов хаоса – их плотью, тенями и сущностями «ба», а вовсе не «телами грешников» (с. 328). Остракон с профильными портретами зодчего Сененмута, знаменитый памятник, хранится в Музее Метрополитен в Нью-Йорке, а не в Каире (с. 346); скульптурный портрет градоначальника Монтуэмхета уже много лет находится в собрании Нубийского музея в Асуане, а не в Каире (с. 365); «капители колонн малого храма в Абу-Симбеле, увенчанные изображениями голов богини Хатхор» (с. 401) – это, на самом деле хаторические пилястры – просто у автора явные проблемы со знанием терминологии архитектуры, а храм «фараонов Сети I и Рамсеса II в Амада» (с. 403) - это, на самом деле храм Тутмоса IV, сооруженный много раньше.

Вычитывать весь этот паноптикум, постыдный и печальный мне окончательно надоело на с 405. Осталось еще 178 страниц «труда».

На этом фоне требовать единообразия – например, чтобы везде был указан материал, из которого выполнен памятник – бессмысленно (напр. с. 147, 260, 261 и далее ), а наличие всеми признанной устаревшей реконструкции ансамбля Дейр эль-Бахри с пирамидой над храмом Ментухотепа II (с. 167) –понятный факт, еще раз свидетельствующий о качестве труда. Это все равно не сравнится с фееричными рассуждениями автора о том, что храм Хонсу в Карнаке, сохранившиеся здание которого было сооружено в XII-XI вв. до н.э., якобы был построен зодчим Аменхотепом сыном Хапу, жившем в XIV в. до н.э. (с. 197) или тем, что эпитет царя Нечерихета -Джосер (т.е. «священный»), переводится как «чарующий» (с.81). Экая милая гламурность, не имеющая ничего общего с реальностью! Вообще, в тексте таких «перлов» - множество, так что вряд ли автора спасет традиционное утверждение «не я подбирала фото и не я вычитывала рукопись». Увы, по всей книге – один и тот же стиль невероятного невежества.

Все же мы живем в век авторства иллюстраций. Ни один автор ни одной из фотографий, многочисленных, присутствующих в издании, не указан. Многие картинки перетравлены по цветопередаче невероятно, что позорно для книги по искусству. Полосы – следы работы дешевого, видавшего виды сканера видны на многих иллюстрациях в книге, «позаимствованных» без указания источника из известных зарубежных книг по искусству и археологии Древнего Египта (с. 130-134, 146, 174, 227, 234, 236, 242, 257 и так далее, по всем цветным вставкам в книге). Еще более забавно смотрятся известные авторские кадры с сетевых ресурсов, того же Джона Борсворса (egyptarchive.co.uk).

В общем, выражаясь косным языком самой Н.А. Померанцевой, это полный «портрет и непортрет в скульптуре Древнего царства» (с. 107), изданный под эгидой МГАХИ им. В.И. Сурикова (факультет теории и истории искусств) известным издательством «Галарт» на деньги Российского гуманитарного научного фонда при рецензенте Т.П. Каптеревой-Шамбинаго. Позорный и итоговый финал карьеры «доктора искусствоведения, профессора МГАХИ им. В.И. Сурикова,, члена международной Ассоциации египтологов и тому подобное и так далее», как это анонсировано на заключительной обложке книги. Там же пишут, что дама учит аспирантов и ведет активную научную деятельность в РГГУ, в Центре египтологии им. В.С. Голенищева.

Великая М.Э. Матье, думаю, за такую «книгу», изданную с пафосом и амбициями на государственные деньги, вкатила бы увесистый пинок. Впрочем, у нее еще будет такая возможность.

(с) Виктор Солкин
(с) фото - ozon.ru, ибо сканировать лень

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)