Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Парадигма пост-науки

Понедельник, 11 Март, 12:03, fregimus.livejournal.com


Любопытно рассмотреть, как повлияет на научное мировоззрение в целом ситуация, когда теории мультиверсума и антропный принцип перейдут из разряда маргинального научного течения в самый мейнстрим. Произойти это может по разным причинам. Возможно, теория эта будет принята просто без доказательств. Но, коль скоро мы рассматриваем гипотетическую ситуацию, предположим, что она получила настоящее подтверждение. Например, в статьях[1, 2], любезно присланных Е. В. Куниным, говорится о методе возможного обнаружения следов доинфляционного контакта нашего пространственного «пузыря» с другими. Пока что данных за такой контакт не обнаруживается, но, возможно, что нынешние методы исследования микроволнового фона Вселенной принесут данные в подтверждение такого контакта. Все это говорится, чтобы подчеркнуть, что фантазия эта не настолько фантастична. Итак, предположим, что теория множественных миров заняла прочную позицию в науке, и объяснения от этой теории стали считаться общепринято приемлемыми.

Существует несколько конкурирующих в тех или иных деталях теорий, и некоторые из них будут совместимы с экспериментальными данными. Примем, для простоты рассуждения, одну из них, где говорится, что любое макроскопическое событие, не запрещенное физическими законами сохранения, непременно произойдет по крайней мере в одной (и, на самом деле, в бесконечном числе) вселенных. В такой форме теория многих миров изложена в книге Виленкина[3]. Обратите внимание, что абсолютным запретом к возможности какого-то состояния являются только законы сохранения, но не статистические законы. Например, второй закон термодинамики не запрещает такого случая: по крайней мере в одной из этих вселенных, осколки чашки сползутся сами собой, отобрав на это движение тепло у воздуха, разлитая вода соберется, и чашка запрыгнет на стол. Дело в том, что такое событие только статистически маловероятно, но, коль скоро речь идет о бесконечностях, многие наши интуитивные представления пасуют перед реальностью. Объяснительная сила этой теории неимоверно велика. Она способна дать объяснение всем единичным событиям в истории развития вселенной (и нашей планеты, жизни и цивилизации на ней). К примеру, в книге Кунина[4] утверждается возможность того, что в нашей вселенной случайно собралась РНК-рибосома — сложнейшая молекулярная машина из нескольких молекул РНК общим размером в несколько тысяч нуклеотидных оснований. Поскольку это случилось именно в нашей вселенной, то существуем и в ней и мы — в этом состоит антропный принцип — в то время как в великом числе других вселенных жизнь в результате подобной случайности не зародилась.

Разумеется, на объяснительные возможности многомирового принципа накладываются некоторые ограничения — иначе бы нам не потребовались никакие иные объяснения для любых явлений, изучаемых ныне в рамках науки. В первую очередь, полагается, что мы живем в наиболее вероятном из миров. Поскольку вселенных бесконечно много, и бесконечно много миров, где образовалась жизнь, то есть среди них и миры, где она образовалась на более поздних стадиях: например, атомы неожиданно сложились в 7 миллиардов людей, со всей их памятью и всей инфраструктурой цивилизации. Мне кажется, что я уже полчаса печатаю этот текст — но совершенно не исключено, что я возник лишь секунду назад, вместе с компьютером, человечеством, интернетом, своей и вашей памятью о прошедших событиях и так далее. Более того, согласно многомировой теории, такие вселенные непрерывно возникают. Тем не менее, считается, что оказаться в таком мире, где произошла такая сложная случайная самосборка, значительно менее вероятно, нежели в мире, для существования жизни в котором требуется более простое случайное совпадение.

Здесь, вероятно, мы должны обратить внимание на два математических вопроса. Во-первых, в моем чрезмерно упрощенном изложении, нет никаких гарантий, что все возможные макроскопические траектории событий, число которых конечно, хоть и безумно велико, реализуются даже в бесконечном числе миров. Во-вторых, мы должны спросить, имеем ли мы право распространять частотное понимание вероятности на актуальные бесконечности. Я не буду останавливаться на этих вопросах (и, честно говоря, я не знаю на них ответов). Пока просто предположим, что эти вопросы как-то решены, или будут решены в ближайшее время, к тому моменту, когда рассматриваемая парадигма сделается в науке (или, вернее сказать, пост-науке) центральной.

Вопрос применимости многомировой антропной теории для объяснения различных генезов — абиогенеза, антропогенеза, глоттогенеза (происхождения языка) и так далее — также упирается в необходимость оценки возможности альтернативного объяснения событий. Здесь мне бы хотелось обратиться к совершенно надуманному, но, тем не менее, показательному примеру. Долгое время исследователи не представляли себе, как египетская цивилизация могла отгрохать такие пирамиды. Следует ли нам объяснить происхождение пирамид с помощью нашей новой центральной теории пост-науки? Сейчас нам известен уровень знакомства древних египтян с механикой и обнаружены остатки механизмов, предположительно использовавшихся в строительстве пирамид, расшифрованы письменные свидетельства и найдены изображения, позволяющие понять, как пирамиды строились. Однако, скажем, 150 лет назад пирамиды выглядели наизагадочнейше; до сих пор вы можете найти сколько угодно «теорий», объясняющих появление пирамид вмешательством инопланетян. Если бы пост-наука была принята раньше, следовало ли ранним египтологам удовлетвориться объяснением, будто пирамиды сложились сами, путем, например, чрезвычайно удачного метеоритного дождя из отесанных блоков? Вопрос кажется смешным, однако, в наше время мы так же бессильны перед множеством других вопросов — как произошел язык, человеческий разум, как возникла наука в европейской цивилизации, и многими другими случаями единичных событий в истории. Должны ли мы привлечь антропную теорию многих миров для их объяснения, или же требуется поиск иных возможных объяснений?

Таким образом, представляется вероятным, что основным вопросом пост-науки будет построение теорий, обосновывающих применимость Главного Объяснения для изучаемого явления, вместо собственно поиска такого объяснения, как это делается в современной научной парадигме. В этом состоит главный сдвиг парадигмы при переходе от науки к пост-науке.

Заметим, что Главное Объяснение, по-видимому, не работает для повторяющихся явлений. Например, было бы странно с его помощью объяснять движение Земли по эллиптической орбите вокруг Солнца: можно сказать, что гравитация — более вероятное объяснение рассматриваемому явлению. Также, Главное Объяснение отвечает на вопрос «почему», но не работает при попытке ответить на вопрос «как». Скажем, на вопрос, как устроен сверхпроводник, ответа оно дать не может в принципе. Впрочем, по моему ощущению, вопрос «почему», поставленный в смысле предпосылок и механизмов явлений, тем паче единичных, в наше время постепенно исчезает из мейнстрима науки, так что вполне возможно, что происходящий сейчас сдвиг познавательной парадигмы вовсе и не настолько велик, как это кажется на первый взгляд.

______________________________________________
1. arXiv:1012.1995 [astro-ph.CO]
2. arXiv:1012.3667 [astro-ph.CO]
3. Виленкин, Александр. Мир многих миров. — Пер. с англ. — М.: Астрель, 2010
4. Koonin, E. (2012). The logic of chance: the nature and origin of biological evolution. Upper Saddle River, N.J: Pearson Education.

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)