Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Майкл Томаселло. Истоки человеческого общения

Пятница, 01 Март, 22:03, wolf-kitses.livejournal.com
tm1
tm2
tm3
tm4

tm6ftm7tm8



tm6
P.S. Вообще, издательство «Языки славянской культуры» сделало очень полезную вещь – выпустило специальной серией «Разумное поведение и язык» книги разных известных авторов по происхождению языка. На одну из них (Д. Бикертона "Язык Адама. Как люди создали язык. Как язык создал людей") Александр Николаевич Барулин написал подробную рецензию, в т.ч. почему считает её лучшей. А мне больше всего нравится книга Майкла Томаселло «Истоки человеческого общения».
Почему? Лишь она  соответствует сдвигу в понимании происхождения эволюционных новшеств и прогрессивных таксонов, который случился в 80-е годы одновременно с развитием концепции «-заций».
До этого доминировала идея неспециализированного предка, и появление признаков нового таксона рассматривалось как специализация.  В 80-е-90-е годы стало понятно, что это скорее неверно. Новые ароморфные группы (наземные позвоночные, птицы, млекопитающие и пр.) происходят от специализированных предков, а их специфические ароморфозы развиваются из соответствующих специализаций той линии  предков, которые вдруг почему-либо оказываются преадаптированы к смене функций в соответствующем направлении.  Предковый таксон при этом представлен серией параллельных линий развития «в сторону» следующего прогрессивного таксона, последовательно приобретающих его признаки один за другим, но лишь одной «веточке» из этого «веника» удаётся завершить этот процесс благодаря такой вот преадаптивной удаче.
Таким образом, старая идея преадаптации была встроена в дарвинистский контекст. Скажем, чем были демонстрации до того, как стать сигналами? Своего рода «разделительным барьером» между акторами, обменивающимися прямыми действиями в отношении друг друга, будь то укусы или попытки спаривания.
«Барьер» замораживает этап действия и растягивает во времени, как бы переводя из реала в режим замедленной съёмки, что позволяет «лучшему» использовать выигрыш обмена ударами, не внося платы (не подвергаясь риску). А потом  оба участника могут воспользоваться предикторными свойствами демонстраций, разделяющих и опосредующих обмены ударами. «Потом» в
эволюционных масштабах, конечно
.
Этим ситуация переворачивается на 180о: раньше комплекс телодвижений, образующих демонстрацию, играл подсобную роль демпфера и стабилизатора в обмене ударами. Как только он стал эволюционировать в сторону роста сигнальности (участники коммуникативной
системы стали использовать соответствующие свойства с выгодой для себя), обмен ударами начинает обслуживать сигнальное действие демонстраций. Примерно как «хлыст», наказывающий тех, кто среагирует замедленно или неверно.
То же самое верно для происхождения языка. Чтобы он действовал, сперва должна развиться среда совместного внимания и «автоматической» кооперации, вне которой сообщать и подсказывать что-либо и невыгодно, и невозможно. Она ведёт к появлению и увеличению совместного знания, увеличивающего готовность к кооперации в последующей деятельности и т.д. по нарастающей.
Ведь эффективная коммуникация и у людей, и у животных возможна лишь при автокаталитическом развитии процессов взаимодействия, благодаря чему их траектория устойчиво сохраняется на временном интервале от инициации до исхода взаимодействия. Хороший пример – «дуэли кивания» у тетеревов и ряд других.
А это возможно лишь при автоматической же уверенности в ответе при «наказании» за отсутствие ответа (исключением из сети обмена сигналами) – что хуже, чем за неверный  ответ, ведущий к проигрышу.
У животных сие достигается за счёт инстинктивности реагирования на видоспецифичные демонстрации при контроле «отклоняющихся» реакций хищниками вкупе с внутрипопуляционными механизмами социального контроля. Так, молодые пухляки Parus montanus в противоположность взрослым «тормозят», медленней отвечая на сигналы «опасность с воздуха». Они вообще слабей реагируют на сигнал, и сильней – на непосредственную опасность. Самые «тормозные» отбираются ястребом-перепелятником, больше «доверяющие» сигналам, нежели непосредственной опасности успешно становятся взрослыми.  «Проигрывание тревожных сигналов кормящейся стае пухляков (которая при кормлении «рассыпается» по значительной площади крон нескольких соседних деревьев) показывает «автоматичность» и немедленность реакции взрослых птиц. Они немедленно затаиваются в ответ на воспроизведение крика тревоги или сочетают затаивание с ретрансляцией тревожных сигналов, без попыток учащения осматриваний или каких-то иных способов проверки действительного наличия опасности. Крик предупреждения об опасности пухляка, подобно аналогичным сигналам американской черноголовой гаички P.atricapillus (Templeton et al., 2005), также содержит компоненты, информирующие о характере опасности и компоненты, информирующие о дистанции до потенциально опасного объекта или о скорости приближения опасности к кормящейся стае, как у большинства видов певчих птиц.
На основании восприятия первого компонента птицы прерывают кормление и в зависимости от вида хищника, о котором «сообщает» сигнал, специфическим образом затаиваются, то есть автоматически «доверяют» сигнальной информации (Rajala et al., 2003). На основании второго те синицы, которых опасность должна застичь в первую очередь, только затаиваются (т.е. воспринимают крик как сигнал бегства). Те же птицы, к которым опасность придёт во вторую очередь (которые отделены от приближающейся опасности птицами первой категории) затаивались и одновременно ретранслировали сигнал, то есть воспринимали крик как тревогу, требующую информирования всего сообщества по коммуникативной сети. Самое интересное, что реакция молодых пухляков на ретрансляцию криков тревоги была столь же «автоматичной», но замедленной – прежде чем начать моббинг и/или затаивание, молодые ещё несколько секунд продолжали прежнюю активность (Rajala et al., 2003).
В иерархической организации стаи молодые птицы (особенно самки) занимают подчинённое положении и при передвижении кормящейся стаи по ветвям вытесняются в микростации на периферии кроны. Подобное вытеснение - главный фактор смертности подчинённых, вынужденных обследовать субоптимальные местообитания или те места кормления, которые больше удалены от ближайших укрытий. Искусственное устранение доминантов вызывает немедленное перемещение подчинённых птиц в микростации, ранее специфичные для доминантов, с соответствующим падением смертности (данные по зимним группам Parus montanus и P.atricapillus, Hogstad, 2009).
Немедленная и точная реакция взрослых птиц на сигналы тревоги явно не связана с индивидуальным опытом или какими-то эффектами обучения, иначе не была бы столь единообразной, и не реализовывалась бы без каких-либо попыток выяснить, есть ли опасность на самом деле, не кричит ли особь-источник сигнала «Волки!» напрасно, и т.д. Ведь прерывать кормление при отсутствии явной угрозы жизни более чем невыгодно, особенно зимой. Следовательно, переход от замедленной реакции на сигнал к немедленному и
точному ответу взрослых птиц – результат действия естественного отбора, устраняющего из популяции всех недостаточно «доверяющих» информации, ретранслируемой сигналами по коммуникативной сети или недостаточно эффективно отреагирующих сигналы.  Тем самым вопреки представлениям социобиологов, естественный отбор в популяции «эгоистических индивидов» работает за «честную коммуникацию», а не против неё.
Он последовательно выбраковывает не только «обманщиков», но и «глупцов», не умеющих с нужной скоростью, точностью и эффективностью распознать и отреагировать соответствующий общий сигнал. В первую очередь это особи, склонные к ошибкам в распознавании, или те, у которых низка реактивность (или если они после получения сигнала тратят лишнее время на исследование ситуации). Естественно, вышесказанное относится только к тем сигналам предупреждения об опасности (ухаживания, угрозы и пр.), которые по форме выражения и способу функционирования являются сигналами-символами. Гомологичные демонстрации близких видов, которые функционируют как стимулы (фактически сигналы тревожного, стрессированного состояния животного в связи со стрессом, вызванным появлением хищника), имеют прямо противоположный эффект. Они увеличивают уровень возбуждения и интенсифицируют самостоятельное исследование ситуации: без всего этого выбор реакции просто не происходит. Наиболее ярко это показано в опытах А.А.Никольского с тревожными криками разных видов грызунов (1984).

-------------------------------
У людей то же самое делает описанный Томаселло «социальный клей» автоматического сотрудничества, совместного внимания и знания, который исследован Томазелло. Не случайно у маленького ребёнка он развивается до речи, направляет её развитие и закладывает результаты последнего. Плюс каждому следующему этапу собственно речевого развития предшествует соответствующее усложнение среды совместного внимания, понимания и кооперативного действия  детей с их родителями и сверстниками. По ней затем «прорастает» речь, без формирования такой среды развитие речи невозможно ни в фило-, ни в онтогенезе, после формирования такой среды
складывание языка происходит автоматически. Не менее важно, что совместное знание позволяет подняться над собственной эгоцентрической точкой зрения. и одновременно дополнять его личным знанием, система открыта

tm9
tm10
tm11
tm12
Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)