Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

А был ли мальчик? (Бланшар и Кругман о Латвии)

Вторник, 12 Июнь, 21:06, kar-barabas.livejournal.com


Но мёд - это очень уж странный предмет...
Всякая вещь - или есть, или нет, -
А мёд (я никак не пойму, в чём секрет!)...
Мёд - если есть, то его сразу нет!

(Винни-Пух)

Кругман продолжает объяснять в серии записей, почему он заклеймил Латвию пустыней. Наверное, подействавали твиты Ильвеса и обвинения в "нечестности".  Или же Кругман пытается понять и объяснить, чему учат уроки Латвии другие кризисные страны: Грецию, Испанию и Италию.

В очередной записи Кругман предлагает прочитать свежую заметку Бланшара. Кругман утверждает, что Бланшар высказывается осторожно из-за своей должности, но по сути согласен с Кругманом.  Т.е., в терминологии нашего предыдущего обмена мнениями, главный экономист МВФ выполняет "политическую задачу" пропагады успеха Латвии и внутренней девальвации, хотя (по мнению Кругмана) на самом деле не было ни успеха, ни внутренней девальвации. Заметка Бланшара необычная.  Несколько примечательных кусочков:

The mechanics of adjustment have been straightforward—a further sharp decrease in output, followed by increases in competitiveness due initially to decreases in wages, but increasingly due to productivity gains.  Growth has come initially from external demand, but is coming increasingly from domestic demand.   Unless Europe has a meltdown, growth should continue.

Так было ли снижение оплаты труда, которое привело к восстановлению конкурентоспособности, как сказано во вступлении у Бланшара? Или не было снижения, как утверждает Кругман? 

Читаем об уроках:

1. The adjustment was preceded by an unusually strong boom, so there was wide acceptance on the part of people that part of the downward adjustment was a return to normal.   Some of the tough measures were seen as undoing the excesses of the past, for example the very large increases in nominal wages during the boom.

Хорошо, падение ВВП было большим из-за докризисного необычно сильного бума, поэтому часть падения была просто возвращением к норме (к потенциалу).  А трудные меры по сокращению номинальных зарплат были отказом от их избыточного повышения в прошлом.  Бланшар подчеркивает, что безработица упала, но она все еще большая, поэтому ее отклонение от "естественного" уровня безработицы должно быть еще значительным: Unemployment increased to more than 20% and still stands at 16% today, far higher than any reasonable estimate of the natural rate. Еще он отмечает, что удивился V-образному восстановлению роста.  Читаем дальше.

3. Wages were flexible, at least relative to the generic European labor market.  The initial adjustment came with a dramatic reduction in public sector wages, and thus a direct improvement in the fiscal position.  Together with unemployment, lower public sector wages put pressure on private sector wages to adjust.  A note of caution is needed here however: private sector wages, which are the wages which matter for competitiveness, have adjusted much less than public sector wages (by how much is a matter of some disagreement)...

Урок номер 3 жирным шрифтом гласит, что оплата труда в Латвии оказалась гибкой.  Но потом Бланшар отмечает, что в госсекторе сокращение было больше, чем в частном секторе. И добавляет, что по поводу изменений оплаты труда в частном секторе "есть разногласия". И эта фраза ведет читателя прямиком к Кругману, который, как известно, утверждает что оплата труда совсем НЕ гибкая в Латвии, а также Эстонии и Ирландии :) 

Так было снижение оплаты труда в частном секторе или его не было?  Помогло оно восстановлению якобы потерянной до кризиса конкурентоспособности Латвии или не помогло? Ведь в 2008 и 2009 гг. ради этого восстановления от Латвии требовали около 25% девальвации, советовали ради этого отказаться от пега к евро, как сейчас советуют другим странам.  Неужели вся эта потеря конкурентосособности компенсировалась скачком в производительности труда в торгуемом секторе за период около года-полутора?  И этот скачок в производительности труда привел к быстрому росту экспорта? Имела ли место успешная "внутренняя девальвация"?  Или же до кризиса просто не было такой огромной потери конкурентоспособности, и те, кто требовал от Латвии отказаться от фиксированного курса, очень сильно ошибались в своих оценках?
  
  Kак должны воспринимать советы отказаться от евро или перспективы внутренней девальвации в Греции, Испании и Италии?  Что изображено на этой картинке из недавней заметки Де Грова, если не внутренняя девальвация, которой требовали от кризисных стран на основании точно такой же картинки?

Как понимать диагнозы доктора о потере конкурентоспособности и его рецепты лечения?

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)