Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

МИМОшник с фармрынка рассуждает о реформе здравоохранения

Воскресенье, 26 Февраль, 00:02, aquareus.livejournal.com
КАК РЕФОРМИРОВАТЬ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ? - http://echo.msk.ru/programs/razvorot/861835-echo/

А. ДУРНОВО: 15 часов и 35 минут в Москве, у нас в гостях, Артем Бектемиров, совладелец сети аптек «36,6», автор проектов «Новое здравоохранение». Поговорим мы на тему, как реформировать здравоохранение. Артем, добрый день.

А. БЕКТЕМИРОВ: Добрый день.

М. МАКСИМОВА: Добрый день.

А. ДУРНОВО: Напомню, что ваши вопросы, можете присылать на номер: +7-985-970-45-45 в виде СМС, и через твиттер, аккаунд @vyzvon, тоже работает специально для вас, ваши вопросы мы ждем с нетерпением.

М. МАКСИМОВА: Ну, давайте, раз уж у нас тема звучит: «Как реформировать здравоохранение», начнём мы как раз, с этого. В каких областях, вот этой большой проблемы, необходимо нам проводить реформу? Учитывая ведь, что у нас какая-то реформа идет, ведь у нас есть нацпроект «Здоровье».

А. БЕКТЕМИРОВ: Да, вы знаете, у нас, на самом деле, фактически, последние 10 лет идёт реформирование здравоохранения, и если мы с вами посмотрим на финансовые показатели, то в 2004 году, из источника всех уровней… То есть, это средства федерального бюджета, регионального бюджета, средства фонда обязательного медицинского страхования, на здравоохранение было потрачено чуть более 400 миллиардов рублей. Если мы посмотрим с вами на цифры 2011 года, то цифра перевалила за 2 триллиона рублей. На самом деле, в общем, существенное увеличение, конечно, затрат здравоохранения. Вопрос, пожалуй, основной заключается в том, пропорционально ли увеличение финансирования в таком объёме качеству, и доступности медицинских услуг, которые получают наши люди. Ответ, к сожалению, очевиден. Похоже, не стало наше здравоохранение, там как минимум, в 5 раз лучше, по сравнению с 2004 годом. И, пожалуй, это основная проблема.

М. МАКСИМОВА: Ну, смотрите, есть же всё-таки, улучшение? У нас строятся различные медицинские центры, у нас закупается оборудование для поликлиник, и больниц. У нас, в конце концов… Сейчас же вот законы, которые приняты, да? У нас вот это обязательное медицинское страхование, добровольное медицинское страхование. Здесь же есть улучшения?

А. БЕКТЕМИРОВ: Ну, конечно, не справедливо было бы говорить о том, что вообще, ничего не происходит, и ситуация не меняется. Конечно, достаточно много было сделано за этот период, и в принципе, построены новые медицинские учреждения. В принципе, сейчас идет процесс переоборудования учреждений. Выделены на это действительно, большие деньги, которых раньше никогда не было. Вопрос весь, к сожалению, заключается в эффективности нашего здравоохранения, и в эффективности управления всем этим большим хозяйством. И вообще, по сути, механизмов организации. Того, как организовано наше здравоохранение, как оно управляется, и куда собственно, эти деньги тратятся.

М. МАКСИМОВА: То есть, получается, не эффективное управление? То есть, если деньги, причем большие, правильно ведь? Вы согласитесь с тем, что большие деньги. А кстати, достаточные деньги выделяются? Вот с вашей точки зрения?

А. БЕКТЕМИРОВ: Ну, вопрос заключается в том, что на сегодняшний момент, здравоохранение – это такая чашка без дна. То есть, на самом деле, сегодняшнее здравоохранение, наверное, пи любых объёмах финансирования, вряд ли, сможет выполнить действительно, качественные… Так сказать, лечить качественно, по высоким стандартам, оказывать медицинские услуги. Проблема здесь заключается и в оснащенности, и в квалификации, и в организации. И на самом деле, в особенностях нашей страны, которые, в общем, растянулась на колоссальное расстояние. У нас есть и большие города…

М. МАКСИМОВА: Ну, раньше-то её больше было. Когда Советский Союз-то был.

А. БЕКТЕМИРОВ: Ну, справедливо. На самом-то деле, вот это очень хороший вопрос, в отношении отсылки к тому, что было. У нас, на самом деле, что происходит на сегодняшний момент? У нас, одно из очень важных ценностей для наших людей – это бесплатное здравоохранение. Которое, в общем, все считают, что это очень важный элемент нашей системы, его нельзя ни коем образом отдавать, и так далее, и так далее. На самом деле, бесплатного здравоохранения нет. То есть, этот термин, который на самом деле, не очень правильно трактуется.

М. МАКСИМОВА: (Неразборчиво) бесплатное образование, правильно?

А. БЕКТЕМИРОВ: Вот ликбез там такой, буквально двухминутный.

А. ДУРНОВО: На самом деле, все работающие люди, платят на сегодняшний момент, в фонд обязательного медицинского страхования, 5,1% от размера своей заработной платы. То есть, мы ежемесячно, отчисляем уже на здравоохранение. Для не работающих людей, региональные бюджеты, так сказать, фонд обязательного медицинского страхования, тоже осуществляет покрытие на тех, кто не делает эти выплаты. Затем, существуют бюджеты федеральные, есть бюджеты региональные, которые дополнят, собственно, функцию программы финансирования, уже дополнительными средствами, на какие-то программы перевооружения, и так далее. Но, на самом деле, в чистом виде, бесплатной медицины нет. Эти деньги всё равно, берутся откуда-то, направляются, используются, и так далее. А в отношении того, что происходит сейчас, похоже, что между пациентом, и врачом, находится посредник. Это государство. То есть, оно собирает эти средства. Более того, государство оказывает медицинские услуги. И вот этот посредник, он не эффективен. Собственно, вот в этом, основная проблема. Государство в таком объёме, и с надлежащим качеством, не может выполнить эти обязательства.

А. ДУРНОВО: А нужен ли вообще, в такой ситуации посредник? То есть, можно ли его изъять, или это обязательно должен быть посредник, но эффективный?

А. БЕКТЕМИРОВ: Ну, вопрос заключается в том, что здравоохранение – это такая же отрасль экономики, как и любая другая. И на сегодняшний момент, получается так, что если мы посмотрим, там на рынок здравоохранения, как на рынок. Сколько так сказать, вообще обращается там средств, добавим туда средства граждан, которые тоже там, по разным оценкам, порядка 15-18 миллиардов рублей. Рынок платных услуг в РФ. Причем, он состоит, к сожалению, из двух частей. Это платные услуги – платные, и платные услуги, которые, так сказать…

М. МАКСИМОВА: На самом деле, должны были быть бесплатными.

А. БЕКТЕМИРОВ: На самом деле не понятно, каким образом образуются. То есть, фактически, взятки, или там доплаты какие-то, которые люди осуществляют в медицинских учреждениях. Мы с вами получаем… Там, так сказать, есть колебания цифр. Ну, там от 85, до 100 миллиардов, размер рынка. То есть, это рынок, который, например, сравним с рынком связи, в РФ. Этот рынок, на сегодняшний момент, закрыт. Потому, что, по сути, механизм доступа к средствам фонда обязательного медицинского страхования, для частных медицинских учреждений, он вроде как бы… Вот сейчас по последним его спрашивали законодательным инициативам, он вроде бы возможен, но по факту, в общем, не реализуем. Там я могу, так сказать, прокомментировать тоже подробности, но де-факто, это в общем, всё не работает. И фактически, осуществляется следующая история. У нас в Советское время, была бюджетная система финансирования здравоохранения. То есть, есть поликлиника или больница, у неё есть определенный бюджет, который наполнялся государством. Собственно, никаких механизмов страховых, и всего этого не было. Второй принц, который есть во всем мире, это страховая медицина. Ну, вот например, американский рынок медицинский, он фактически, весь страховой. И на самом деле, изначально, человек в Америке, не имеющий страховки, это, в общем, так сказать, смертельный номер.

М. МАКСИМОВА: Нет, ну там есть какие-то…

А. БЕКТЕМИРОВ: И вот эта самая (неразборчиво), она посвящена как раз тому, чтобы попытаться защитить вот эти слои людей, которые не имеют страховки.

А. ДУРНОВО: Ну, вот если уж мы об Обаме заговорили, то вот инициативы Обамы, которыми он чуть не убил свой рейтинг. Вот как бы вы их оценили?

А. БЕКТЕМИРОВ: Я готов прокомментировать Обаму. Вот единственное, закончу мысль, по поводу рынка медицинских услуг. Вопрос заключается в том, что фактически, на сегодняшний момент, монопольный игрок на этом рынке – государство. То есть, государство собирает деньги с граждан, государство оказывает медицинские услуги, государство осуществляет надзор, за оказанием этих медицинских услуг. И так далее, и так далее. Вот вопрос заключается в том, что всё, что необходимо сделать в этой зоне, необходимо перенести, необходимо переместить акцент финансирования в сторону пациента. Пациент должен выбрать то учреждение медицинское, в котором ему должны оказать услуги.

М. МАКСИМОВА: Так вроде бы, это же и предполагается реформой.

А. БЕКТЕМИРОВ: Ну, не совсем. Дело в том, что если смотреть на фактическую ситуацию, то… Ну, мы уходим, в такие, так сказать, подробности отраслевые. Суть состоит в следующем, что есть тариф, по которому, фонд обязательного медицинского страхования, оплачивает страховые случаи, которые происходят. Но тариф, есть даже такое понятие, полный тариф, и не полный тариф. Вот этот полный тариф, 100%. В общем-то, как-то, более-менее, приближен к себестоимости этой услуги. По крайней мере, можно на него ориентироваться. Но на сегодняшний момент, есть такое решение, что фонд оплачивает не полный тариф. Он оплачивает 30%, от стоимости тарифа. Даже сложно понять, что это такое, но таковы реалии. То есть, он платит не полный тариф, а там 30%... Ну, в зависимости от региона, и у них есть свои тоже, так сказать, механизмы расчетов. Оплачивать е полный тариф. Что происходит в этой ситуации? В этой ситуации, врачи вынуждены значит, изобретать какие-то инструменты, получения дополнительных средств. Поэтому, они рисуют визиты, рисуют события, которых не было. И таким образом, этот полный тариф, он начинает… Если там, допустим, нарисованы какие-то события, он начинает всё это увеличивать. На самом деле, система вся…Она ну, такая, я бы сказал, если бы кто-то поставил бы целью, её вот сделать такой, чтобы понять, чего нельзя, и вот как бы при этом, как-то всё это, оно работает.

М. МАКСИМОВА: Такой цели не добились?

А. БЕКТЕМИРОВ: Она, в общем, чудовищно запутана. Причем, в неё невозможно существовать не врачу, не пациенту, она не удобна. То есть, это не страховая система. Это такая средняя, что-то между бюджетной системой, и страховой. Бюджетно-страховая система.

А. ДУРНОВО: Артем Бектемиров, я напомню, у нас в гостях. Совладелец сети аптек «36,6», и автор проектов «Новое здравоохранение». Вот я наблюдаю большое количество такое, большой бум, появления частных, платных клиник. Может быть, за ними всё-таки, будущее государства, и медицины?

А. БЕКТЕМИРОВ: Я думаю, что если продолжать речь о рынке здравоохранения, нам необходимо создать полнокровную конкуренцию, на рынке здравоохранения. Нам необходимо чтобы частные, государственные, так сказать, любой формы собственности учреждения, бились за средства пациентов. Причем, вопрос заключается в том, что это не вопрос платной медицины, или бесплатной медицины. У нас государство, выделяет 70 с лишним миллиардов долларов ежегодно, на нужды здравоохранения. Эти средства, идут на приобретение оборудования, на перевооружение клиник, и так далее. Вопрос заключается в том, что эти средства, похожи. Необходимо использовать гораздо более эффективно. Их нужно направить на рынок, их нужно дать возможность пациенту, распоряжаться этими средствами. Если… Вот хороший пример такой, крупные компании, не буду называть имен, ну, вот в нашей отрасли, FMSG продукции, они занимаются размещением заказов, на производство…Ну, допустим, «Проктер энд Гембл». Могу сказать, «Проктер энд Гембл», занимается размещением заказов, на свою продукцию, на разных предприятиях. Соответственно, очень интересные условия. Размещение заключается в том, что это условие «Кост, плюс 0». То есть, объём заказов настолько большой, что предприятию выгодно оказывать услуги по себестоимости, и при этом, не зарабатывать прибыль. Потому, что загружается оборудование, и можно за счет этой загрузки, использовать его дальше, что-то производить, и так далее. Вот у государства, на сегодняшний момент, такой объём средств, которые оно тратит на здравоохранение, что государство может устанавливать правила игры. Вот возвращаясь к вашему вопросу, по поводу частных клиник. Вопрос заключается в том, что да, конечно, нужно всемирно, подключать и инвесторов, и частный капитал к тому, чтобы оказывать качественные медицинские услуги. Здесь, ключевой вопрос…

М. МАКСИМОВА: Ну, по страховке ведь, правильно? Потому, что сейчас-то, пока в частной клинике, ходишь просто за свои собственные деньги.

А. БЕКТЕМИРОВ: Конечно. Здесь есть механизмы, на самом деле, различные. Есть возможность использования, даже сегодняшнего механизма ОМС, его просто нужно немножко, так сказать, реорганизовать правильным образом. Наполнить, собственно, содержанием правильным. И использовать возможность человека, распоряжаться теми средствами, которые он туда положил. Вот вы отчисляете от зарплаты, каждый месяц, 5%. Эти деньги накапливаются на вашем счету. Вы можете, используя на само деле карточку ОМС, которая сейчас уже есть.

М. МАКСИМОВА: Да.

А. БЕКТЕМИРОВ: Всё это нужно единственное, привести в удобный и понятны вид. На территории РФ, распоряжаться этой карточкой, оплачивать услуги по тарифам, которые определены допустим, федеральными, или там, региональными подразделениями фонда.

М. МАКСИМОВА: И чтобы за человеком, получается, за пациентом, остался выбор, идти в частную, государственную…

А. БЕКТЕМИРОВ: Конечно, это ваш выбор. Вы хотите получить экстра-класса, медицинское обслуживание, да? Оно, возможно, потребует доплаты. Потому, что там это допустим, одноместная какая-то палата, там доктор наук вас будет принимать, и так далее. Вы можете использовать те тарифы, которые предлагает фонд обязательного медицинского страхования. Условно да? И страховая система… Плюс, вы можете доплатить. Либо, вы не хотите доплачивать, и вы используете исключительно, средства накопленные у вас, которым, кстати. Может региональных бюджет добавить средства, федеральный бюджет может добавить средства на лечение. Вот, собственно, такой механизм. На сегодняшний момент, по сути, суть заключается в том, что деньги нужно направить не в медицинские учреждения, а нужно сделать так, чтобы деньги шли за пациента. Это очень расхожая фраза. Её, на самом деле, везде, и в Минздраве услышите. В любом, на самом деле, на любой конференции. Но она не реализована. На самом деле, на сегодняшний момент, принципы конкуренции, и возможности принести деньги туда, куда вы хотите, этого нет, это не работает.

А. ДУРНОВО: Скажите, пожалуйста…

А. БЕКТЕМИРОВ: Ну, да… Извините, вот одну фразу, чтобы я… Ключевой момент в этом – это система контроля. Дело в том, что… Для того, чтобы вот ну, как-то либерализовать эту систему, дать людям возможность выбирать медицинские учреждения, необходимо очень жестко установить контроль, за стандартами и протоколами, оказания медицинской помощи. И одновременно, вот те предложения, которые у нас есть в программе, вести параметры… Дело в том, что сегодня врачи проходят аттестацию, и так сказать, сертификацию. Но, честно говоря, это профанация. В общем, сами они признают, что это не очень серьёзная история. Нам необходима очень серьёзная, по сути, индивидуальная система, если хотите, лицензирования врача, которая давала бы возможность сказать, что вот этот человек сдал соответствующие параметры. Экзамены, и так далее. Он знает, как соответственно, лечить через так сказать, вот такие стандарты протокола, и вот такая вот квалификация, и так далее. В этом случае, возможно поддержать высокий уровень качества. Ну, вот пример есть в фармацевтической отрасли. У нас есть такие стандарты, называются (неразборчиво). Это я занимаюсь ещё производством (неразборчиво), где председатель совета директоров. Мы вот крупнейший производитель онкологии в стране. У нас по сути, 47% рынка пластырей. Вот пластыри там перцовые, мозольные, бактерицидные. Мы делаем очень давно, старейшее предприятие. Есть стандарты (неразборчиво). Это стандарты, требующие определенных жестких… Регламентирующие жесткий процесс, производства лекарственных средств. Начиная от субстанции, её происхождения, и кончая…

М. МАКСИМОВА: Он регулярно, то есть, получается, проверяется.

А. БЕКТЕМИРОВ: Ну, это по сути, так сказать, система правил, и параметров, связанных с оборудованием, с процессами, и со всякими так сказать, прочими вещами, которые регламентируют жестко процесс, производства конкретных лекарственных форм. То есть, и офелизированные, это когда заморозка идёт. Или там такой, сякой, пятый, десятый. Во всех соответственно режимах, и так далее.

М. МАКСИМОВА: И всё такое же сделать по отношению к врачам?

А. БЕКТЕМИРОВ: Что происходило у нас, в отрасли? Значит, к 2014 году, вся отрасль должна перейти на стандарты (неразборчиво). Российский, который в общем-то, прописан, понятно, и так далее. Ну, на самом деле понятно, что нужно идти не в российские, нужно идти в европейские стандарты. То есть, вот мы переделаем предприятие, под европейские стандарты. То есть мы будем сертифицироваться по европейским стандартам. Потому, что в этом случае, у нс появляется возможность, использовать наши весьма дорогие инвестиции в оборудовании, для широкого рынка. То есть, мы можем претендовать на европейские какие-то тендеры, и так далее. У нас госпитальный есть сегмент, (неразборчиво). А в 2014 году, предприятия, которые не перейдут на (неразборчиво), он будут фактически, лишены возможности производить продукцию, по старым правилам.

А. ДУРНОВО: Это будут штрафы какие-то? Санкции?

А. БЕКТЕМИРОВ: Нет, они будут лицензии просто…

А. ДУРНОВО: А, просто фактически, не будет возможности, продавать эту продукцию. По сути, то, что нам нужно в нашем здравоохранении, нужно вести пороговый какой-то эшелон. То есть, сказать, что вот к 2015-16 году, сколько там нужно, там допустим, 5 лет на реализацию этих программ? Мы переходим на вот такие стандарты. Государство готово, так сказать, поддерживать какие-то сложные отрасли с территории труднодоступной. Какие-то так сказать, сегменты рынка, которые не будут интересны инвесторам. Какие-то сложные аспекты в медицинской помощи. А так же, например, экстренную медицинскую помощь, и так далее, и так далее. Однако, после вот этого периода, у нас не будет (неразборчиво), которые не будут соответствовать таким, таким стандартам. И не будет врачей, которые не будут знать протоколы стандарта лечения, которое соответственно, тоже жестко прописаны, и сформулированы. Как сказал Андрей Королев, доктор наук, профессор, известный достаточно хирург, что давайте не ориентироваться на Евро-5, это вот бензиновая терминология.

М. МАКСИМОВА: Да.

А. БЕКТЕМИРОВ: Давайте сделаем там Евро-2. А потом, будем повышать планку. Ну, вот я согласен к таким подходам.

А. ДУРНОВО: Ну, мы не придем в итоге, к американскому варианту, вот тому самому, с которым ведет борьбу Обама?

А. БЕКТЕМИРОВ: Ну, я думаю, что американский вариант, если брать историю вопроса, он вообще, имеет другие корни. То есть, на самом деле то, что делает Обама, он привносит в сегодняшнюю систему жесткой страховой медицины, какое-то обеспечение людей, которые там не могут этого сделать сами, по определенным причинам. Это вызывает критику, и всё остальное. Если говорить о нас, то нам нужно нашу систему, если хотите, сбалансировать. То есть, нам необходимо развязать вот эти все узлы, которые настолько намертво завязаны. Запаяны, что честно говоря, надо признать откровенно, большие группы людей, кто находится в этой системе, они не хотят изменения никаких. Им прекрасно живется в этой системе координат. Потому, что ну, как сказать? Вот я приведу пример. У нас в 2008 году, мы продали в Европейский медицинский центр, у нас тоже есть опыт занятий в этой области. И у нас был случай, например. У нас женщина, она руководила интенсивной терапией. И как старшая сестра, она занималась этим вопросом. Она решила уйти в крупную больницу, муниципальную. И на вопрос, ну как же, вот зарплата серьёзная, там, да? Почему она уходит? Она очень просто объяснила, да, зарплата меньше. Ну, не на много там, процентов на 30. Допустим, на 40% меньше. Но каждый, кто придет в реанимационное отделение, передаст мне от 500, до 1500 рублей. Поэтому, за смету я заработаю вот столько, а так сказать, в месяц у меня будет вот такой вот оклад. Логика в общем, с которой сложно спорить.

М. МАКСИМОВА: То есть, получается что? Что у нас врачи-то на самом деле, достаточно зарабатывают?

А. БЕКТЕМИРОВ: Ну, на самом деле, если честно сказать, то я не знаю. Вот вы знаете среднюю зарплату, по московской больнице? Ну, как вы думаете, какая средняя зарплата в московской больнице?

М. МАКСИМОВА: Ну, не знаю, 30 тысяч.

А. БЕКТЕМИРОВ: 30 тысяч. А у вас, есть какие-нибудь цифры?

А. ДУРНОВО: Не знаю, мне кажется, меньше. Я бы сказал, что 25-20.

А. БЕКТЕМИРОВ: Ну, не буду интриговать, 55. Это итого. Это и врачи, и средний медицинский персонал. 55 тысяч. Если брать на сегодняшний момент врача, ну то, что участковый врач, без вот этой терминологии. Средняя зарплата порядка 65 тысяч рублей.

М. МАКСИМОВА: А, им же поднимали, да, ведь?

А. БЕКТЕМИРОВ: На скорой помощи, люди получают 80-100 тысяч, и так далее. В общем, хорошие зарплаты.

А. ДУРНОВО: Но при этом же, масса жалоб про зарплаты в 6 тысяч, в 8 тысяч. Вот какие-то немыслимо, маленькие цифры.

А. БЕКТЕМИРОВ: Я думаю, что да, это существует. В регионах. На самом деле, ситуация есть чудовищная. Если посмотреть на структуру нашего здравоохранения, и собственно, расходы на… Ну, так сказать, в подушевом режиме, то да, есть страны, которые живут там, так грубо говоря, в Швейцарии, и есть те, кто живёт в регионах. Те, кто живет где-то там в Гондурасе, соответственно. Так и есть, да, абсолютно.

М. МАКСИМОВА: Вы входите в общественный совет, в штабе кандидата в президенты, Михаила Прохорова. Он, кстати, недавно выступил с новым проектом здравоохранения. Как вам этот проект? Вот то, о чем вы говорили сейчас, всё вот это там как-то включается?

А. БЕКТЕМИРОВ: Да, мы обсуждали эту историю, всю подробно эту логику, и конечно, ключевым моментом, является как раз вопрос изменения финансирования отрасли, которое не имеет отношение, платное и бесплатное, да? Это просто возможность, создания конкурентной среды в отрасли. При усилении вопросов регулирования, похоже, что это может сдвинуть с мертвой точки весь процесс. Привлечь инвесторов, вообще, дать возможность развиваться. Вопрос заключается в том, что на самом деле, вот хотел поделиться с вами некоторыми соображениями. В процессе обсуждения программы, координировал эту деятельность Владислав Иноземцев. Вот он написал статью для «Огонька». Вот она выйдет, буквально поближе к весне, или же вышла. Выявилось несколько очень интересных тенденций. Очень обширная была поддержка, вообще обсуждения программы, и было, на самом деле, очень серьёзное погружение. И, кстати, хочется отметить, что мы действительно, живём в удивительное время. У нас люди, меняются, так сказать, во всех пластах общества. Вот там богатые люди становятся более ответственными, более на самом деле, как-то глубоко ощущающими вообще то, что происходит в стране, переживающими, и так далее. Ну, это факт. На само деле, если вы посмотрите на господин Прохорова, я знаю… Ну, я с удовольствием читаю всё что публикуется на «Эхо Москвы», и я знаю, что у Прохорова отношение такое, что вот этот, так сказать, кандидат Кремля, и как бы, вот он там не демократический кандидат. Но я вот хочу сказать, что собственно, там отвлекаясь на две минуты, собственно, мое отношение… Я, в общем, в «Правое дело» ещё тое, так сказать, пришел летом прошлого года. Исходя из того, что… Ну, на самом деле, Михаил Прохоров, он по сути своей, не может быть чьим-то кандидатом. Потому, что ну, вся история его жизни…

А. ДУРНОВО: 20 секунд у нас, Артем.

А. БЕКТЕМИРОВ: Да. Вся история его жизни и вообще деятельности, она заключается в том, что он абсолютно из другого теста человек. Он абсолютно самостоятельный, и самодостаточный. Ну, такой, современный предприниматель.

М. МАКСИМОВА: Ну, то есть, вы ему верите?

А. БЕКТЕМИРОВ: Абсолютно.

А. ДУРНОВО: Артем Бектемиров, совладелец сети аптек «36,6», автор проектов «Нового здравоохранения», был у нас в гостях, большое спасибо.

А. БЕКТЕМИРОВ: Спасибо.
Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)