Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Кейс Химки: Молодёжная 6:

Суббота, 30 Июль, 20:07, wolf-kitses.livejournal.com


рациональные и моральные основания гражданских акций неповиновения

 [info]comrade_vader 

«Химки, Молодёжная 6: перекрытие дороги

 

Моралфаги атакуют: схема информационного подавления

С интересом наблюдаю жирный эпизод информационной войны, мимо которого не могу пройти. Недавно в Химках совершенно обычные жители совершенно обычных домов, исчерпав все мирные возможности борьбы, провели, в общем-то, рядовую по российским меркам (а по европейским, так и вообще травоядную) акцию с перекрытием дороги. И что же? Для них было большим сюрпризом последующее бурление говн в интернетах и второсортных СМИ, если и осветивших события, то исключительно в нужном им ключе. См., напр., комменты к посту с захватывающим названием «Автолюбители огребают от взбесившегося народа в Химках».

 На самом деле, растерявшихся химчан можно поздравить: подобная бурная реакция свидетельствует о том, что атака достигает цели. Любой, кто имел дело с гражданскими акциями, знает, что подобное очернение и нашествие моралфагов случается всякий раз, когда происходит что-либо более-менее значительное, что бы ни послужило поводом: от ограбления целых социальных слоев до заказного убийства.

На данном химкинском кейсе я хотел бы (если успею) разобрать три вопроса:

1. Общая схема и элементы информационного подавления.

2. Моральные основания гражданских акций неповиновения.

3. Природа социального явления «автомобилист» (немножко посмотримся в зеркало, друзья, уж коль скоро ваши мелочные гневные обвинения используют против гражданских активистов).

Здесь я остановлюсь на первом, остальные пойдут следом отдельными постами.

 

Ч.1. ОБЩАЯ СХЕМА И ЭЛЕМЕНТЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ПОДАВЛЕНИЯ

 

Что происходит после каждой громкой (или имеющей резонанс в информационном поле) акции? Правильно. У власть имущих (это и бизнес, и чиновники, и все проч., кто так или иначе сидит на финансовых потоках) имеется на содержании группы «чего изволите» специалистов по работе с общественным мнением. Уровень компетенций у этой обслуги сильно разный, от соцфака до вчерашнего «раскрутка сайтов! недорого!» Но суть у них всегда одна и та же. Вот, к примеру, химкинская администрация. До 2009 г. с пиар-поддержкой в сети у них было просто никак, да и в реале, в общем-то тоже, только на уровне печати шельмующе-поносных предвыборных агиток про оппонентов. А в 2009 г., под выборы, спохватились, ну, или кто-то решил подзаработать на их «нуждах», предложив свои услуги, освоить бюджет с этой стороны, не знаю (им, собственно, незачем, у них и так все схвачено). В 2009 г. на локальных форумах появились клакеры. Задача которых не то, чтобы развернуть общественное мнение (химкинским самоделкиным это не под силу), а хотя бы разбавить негатив (мол, не все так однозначно, есть у славного химкинского мэра и поклонники, правда неуловимые, как тот Джо). Они и по сей день там, всё с той же шарманкой и всё с тем же репертуаром. Аналогичными вещами они занимаются и в реале: собирают подставные митинги из служивого люда и завозных нашистов в поддержку или против чего-нибудь, устраивают провокации против местных активистов (напр., выступая от их же имени или снимая про них «компромат» со своим участием) и проч. Я уверен, Вы без труда найдете эту нехитрую практику и за пределами Химок.

Зачем это делается? Дело в том, что один из столпов власти, это контроль над коммуникациями. Чтобы массы по отдельности совсем не глупых, в общем-то, людей (средний уровень интеллекта масс, поди, сильно выше среднего уровня интеллекта властной верхушки) могли коллективно действовать в своих интересах, они сначала должны эти общие интересы осознать. Чтобы их осознать, как групповую цель, они должны их высказать. Любая наша мысль осознается нами только тогда, когда мы можем ее сформулировать вербально (мысленно или на бумаге — не суть важно). Групповая же цель осознается массами только тогда, когда она произнесена и услышана (массы не могут мыслить «просебя», только вслух). Немая масса (в отл. от индивида) не может ни действовать, ни осознавать свои интересы.
В антагонистических классовых обществах, всех этих патентованных Демократиях™, никакой свободы слова нет и никогда не было. И самая эффективная и жесткая цензура, это цензура экономическая, действующая на базисном, а не надстроечном, уровне. В эпоху традиционных СМИ (радио, телевидение, газеты) и монополий на них все было просто. Ты имеешь голос только тогда, когда можешь за это заплатить или то, что ты хочешь сказать устраивает тех, кто может заплатить.

В противном случае, ты нем как рыба, хоть обкричись до хрипоты у себя на кухне, хоть обпечатайся своим самиздатом, без поддержки внешних СМИ (напр., добрых и бескорыстных пропагандистских машин враждебной страны) тебя все равно никто не услышит (а в ситуации с вовлечением СМИ противника тебя, как источник, вынуждены пристукнуть местные службы безопасности… ну, или, наоборот, распиарить, как «нереально талантливого» борца с кровавым режимом, в зависимости от поставленных целей). Этим объясняется, почему к «крамоле» были более-менее терпимы на Западе (далеко не так терпимы, как это нам преподносит демократическая™ пропаганда), и столь неравнодушны в СССР (далеко не так неравнодушны, как это принято изображать в том же самом агитпропе). Пропагандистская мощь Запада была выше, тоже понятно почему, и СССР в информационном поле вынужден был защищаться, а не наступать, иначе, все было бы с точностью до наоборот.

Ситуация несколько изменилась с появлением и развитием сетей. Пока процент взрослого населения, имеющего доступ к сети, был незначительным, а инструменты обеспечения эффективной совместной работы были слабыми (мало иметь доступ в сеть, надо еще уметь ориентироваться и организовываться), этот канал коммуникации и самоорганизации можно было не замечать. Но с бурным ростом числа пользователей (гуглите статистику) и стремительным совершенствованием веб-инструментов (особенно в рамках парадигмы Open Source), попытки создания новых средств и методов контроля становятся просто неизбежными. Я уже ранее поминал реализацию схем управления общественным мнением в развитых демократиях™ с использование крупных социальных сетей. Параллельно с этим в законодательства разных стран были внесены изменения, позволяющие карать за те или иные действия пользователей в сети. В общем-то, прослеживается всего два направления: карать и манипулировать. А «у нас в Тамбове, как в Париже: только дома чуть-чуть пониже и асфальт — пожиже». Про законодательные меры и практику их применения в России, думаю, наслышаны. Поле же манипуляций окучивают всевозможные пиарщики и пильщики бюджетов. Вот живописная иллюстрация: (на бюджетные денежки резвятся, между прочим).

Какова структура? У пиар-компании, которая занимается информационным подавлением, должны иметься как минимум два функциональных подразделения: управленцы-аналитики (штаб) и исполнители-пехота (деревянные солдаты Урфина Джюса = урфинджюсы). Если этого у кого-то нет, то они к этому придут в рамках разделения труда. Совмещение этих ипостасей в одном флаконе слишком дорогое удовольствие.
В обязанности аналитического подразделения (по бедности или недоразвитости оно может совмещаться с управлением) вменяется анализ ситуации при появлении острого информационного повода, выявление сильных/слабых сторон в аргументации противника, выявление возможностей для атак, определение стратегии кампании и выработка конкретных тактических приемов для исполнителей. Если пиар-компания достаточно зрелая, то, возможно, штаб даже формирует общую долгосрочную стратегию информационного подавления с опережением (однако из виденного, складывается впечатление, что до этого просто еще не доросли, это ж надо образование получать, за книжками по психологии/социологии/управлению сидеть, а зачем, если можно и так бабло на халтурке пилить и пальцы гнуть).

В обязанности пехоты входит исполнение переданных команд и действие по инструкциям. Её задача проста: «набигать и грабить корованы». Поэтому особенно качественный человеческий материал в эту категорию не требуется. Иногда не требуется даже человеческий. Схемы могут быть самыми разнообразными: от бот-нета разной степени изощренности (начиная от примитивной логики, типа сканирования постов на предмет ключевых слов с выдачей при обнаружении стандартного комментария из набора заготовок, типа: «фееричные мудаки!!111», «мочить!» и т.п.) до группы натуральной школоты со сдельной оплатой. Где-то между ними болтается сеть сокпаппетов, подобно той унылой поделке, что используется против защитников Химкинского леса: Список троллей, нанятых писать комментарии за прокладку трассы через химкинский лес. — http://lepestriny.livejournal.com/842256.html ([info]lepestriny ошибочно именует их троллями или ботами, хотя из его же описания следует, что это классические сокпаппеты, виртуальные персонажи, управляемые одним и тем же реальным оператором).

Как это работает? Перед черными пиарщиками стоит цель развернуть насколько это возможно информационную реакцию на событие в свою пользу: подавить или ослабить положительное влияние инфоповода на общественное сознание, атаковать возникающий и развивающийся образ, дискредитировать идею, если это возможно положительную реакцию на событие превратить в отрицательную. Иными словами: демонизация. Как дополнительная подцель может ставиться деморализация противника.
Задачи достижения этих целей относятся к области теории информационной борьбы. На эту тему выпускалось ранее и выпускается сегодня множество книг, разной степени содержательности, от научных монографий (военно-прикладного характера), до популярно-развлекательной литературы (типа Почепцова или Кара-Мурзы). Едва ли я смогу здесь дать обзор научной базы реализации этих задач (хотя тема эта весьма интересна). Остановлюсь на типичной реактивной схеме, лежащей на поверхности (тем более, что халтурщики от пиара едва ли в значительной мере обременяют себя какой-то там научной базой):

1.      До инфоповода активность клаки отсутствует.

2.       Происходит событие.

3.      В работу включается аналитический отдел. Скорее всего, это один человек (чтобы не делиться пиленным баблом) или два-три человека, если кормушка щедрая (тогда они проводят «мозговой штурм», все эти гуманитарии от обслуги оч. любят всякий «мозговой штурм»). Первое, что нужно сделать, это выявить группы населения, которым эту акцию можно взаправду или с использованием демагогии противопоставить (принцип «разделяй и властвуй»). Если такие группы выделить удалось, отлично. Задача: натравить данную группу на активистов. Если не удалось, искать общеморальные основания для претензий. Суть этого поиска заключается в том, что деятельность одних ботов, сокпаппетов или наемной школоты возможна, но крайне неэффективна, требуется именно стимулирование масс. Хороший клакер никогда не делает работу сам, каштаны из огня ему всегда таскают настропаленные дурачки (помните, как в песне из фильма про Буратину: «на дурака не нужен нож, ему немного подпоешь и делай с ним, что хошь»).

4.      На этом же этапе определяются тактические шаблоны и схемы сообщений, которых должны придерживаться урфинджюсы.

5.       Тактика разъясняется урфинджюсам, им выдаются шаблоны, в рамках которых им позволены вариации.

6.      Урфинджюсы идут к целевой аудитории. Если выявлена ведомая группа, урфинджюсы идут на ее площадки, выдают себя за своих и клака начинает работать. Задача заставить публику звучать вместе с ними в унисон, или, если, случай сложный, своими интервенциями такой унисон разбить, заставив людей путаться в отношениях.
Если же ведомая группа не выявлена, урфинджюсы идут на площадки активистов, и включают режим моралфагов. Цель этого та же: создать течение и своим моралфажеством увлечь за собой ту часть сообществ, которая до всякого моралфажества очень падка и всегда болтается от одного мнения к другому как фиалки в проруби.

Следует отметить, что критика чужих аргументов это достаточно трудоемкая задача, особенно если речь идет о сознательной акции, особенно о такой, где люди идут на осознанный риск, где все расклады неоднократно обдумывались и взвешивались. Качественное решение такой задачи требует мастерства хорошего юриста, а грамотным юристам, как известно, нет нужды побираться. Однако специфика клаки в том, что их цель вовсе не поиск и демонстрация истины, для чего требуются логически безупречные аргументы. Их цель — это формирование мнения, они не ищут истину, они производят впечатление. Поэтому их основное средство это софистика, а не логика. В силу последнего, а также шаблонности сообщений, с клакером невозможно (бесполезно) дискутировать. Его отличительная черта это высокая интенсивность сообщений (за которую им, вероятно, и платят) и постоянные самоповторы с незначительными вариациями («у попа была собака»).

Когда разагитированные (назовем их «буратины») разогнаны до достаточной степени и их поток набрал достаточную массовость, урфинджюсы могут снизить интенсивность интервенций, лишь изредка подогревая нужные мнения. С этого момента на клаку работают буратины, поставленные перед клакой цели достигнуты.

Как это лечится?

Всякая софистика легко лечится логикой. Столкнувшись с доступной аналитикой или рационализацией буратины быстро приходят в себя (если речь не идет о совсем уж запущенных случаях).
С другой стороны, неоднократно замечено, что распространение правды энергетически менее затратно, чем конструирование лжи. Бывает достаточно одного брошенного слова или фотографии, чтобы от них по нарастающей пошел самовоспроизводящийся информационный фронт. Люди моментально схватывают то звено, которого не доставало в их картине мира (что им не давало покоя), и она моментально приходит в порядок. Люди спешат поделиться этим знанием.

В случает использования софистики, навязываемая картина мира постоянно отторгается сознанием (ведь логика отражает законы мышления, а софистика — это насилие над ним), со временем это происходит даже с не слишком умными буратинами. Поэтому требуются постоянное повторение и высокая интенсивность накачки. Постоянно нужно «скармливать» разгоняемым шаблон, не давая буратинам соскочить с заданной схемы.

Проблема же заключается в том, что само извлечение истины требует проведения аналитической работы. И в отличие от клакеров на зарплате, подменяющих истину софизмами в рабочее время, гражданский активист вынужден проводить работы по информационной защите во время свободное от работы. Ко всему прочему не каждый учился на юриста и способен одновременно логически безупречно схватить суть проблемы и облечь ее в форму доходчивого сообщения. Т.е., как видим, и в сети сохраняются все те же предпосылки для контроля над коммуникациями и для сохранения немоты масс. Свобода опять у того, кто способен платить (т.е. у капитала). Нет, это не безнадежная ситуация, но это тема для другого разговора.

В свете всего вышесказанного хорошей практикой можно признать обязательную превентивную проработку информационной стратегии для каждой акций. Это профилактическая мера (как мытье рук перед едой), она позволит не облегчать клакерам их аналитическую работу, и в известной мере помешает им разносить на лапках заразу. Не болейте!

http://comrade-vader.livejournal.com/35086.html#cutid1

Ч.2. РАЦИОНАЛЬНЫЕ И МОРАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ГРАЖДАНСКИХ АКЦИЙ НЕПОВИНОВЕНИЯ"

 

Спасибо за наводку т.wsf1917

 

 

P.S. Надо сказать, что данный пример не единичен, в следующих постах т.comrade_vadera есть примеры из Туапсе, Томска и Владивостока. Видимо, это стало всеобщей практикой.

 

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)