Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Я-то полагал, что компетенция и компетентность - суть разные вещи

Вторник, 26 Апрель, 22:04, aquareus.livejournal.com




Информационное пространство России захватывают люди с неограниченной компетенцией

Дмитрий Быков, Александр Асмолов

Страна находится в местах заключения лжеэкспертов

Дискуссия между Рошалем и чиновниками Минздрава, скандал с Петриком и его нанофильтрами, сомнения Вассермана в качестве образования тех, кто называет себя экспертами, — все это говорит о господствующем непрофессионализме во всех сферах общества.

26 апреля 2011

Несколько дней назад телеканал Russia.Ru показал выступление известного эрудита Анатолия Вассермана под названием «Эксперты без образования». Программа тут же была растиражирована на YouTube, вызвав бесчисленное множество комментариев. Что, конечно, позволяет сделать вывод об актуальности и своевременности поднятой им темы. Возможно, внимание к проблеме также связано с еще более бурным обсуждением вопроса о профессионализме чиновников-медиков, поставленного Леонидом Рошалем, и кажущейся уже бесконечной дискуссией о стандартах среднего образования, и многим другим.

Уже несколько лет не затихает скандал с Виктором Петриком, подрядчиком проекта «Чистая вода», курируемого «Единой Россией». Петрик, которого в научном сообществе считают шарлатаном и псевдоученым, утверждает, что изобрел способ очищать радиоактивную воду «до состояния чистой питьевой». Хотя в заключении комиссии Российской академии наук говорится, что деятельность изобретателя нанофильтров Виктора Петрика лежит вне сферы науки, а в сфере бизнеса и его изобретения противоречат законам термодинамики. Более того, нанофильтры Петрика могут вызвать рак. В выводах ученые РАН отмечают, что «предложение и патент на очистку тяжелой воды от трития с использованием магнитного изотопного эффекта не могут быть реализованы, так как основаны на неверном представлении о свойствах ядер водорода, дейтерия и трития». Но, несмотря на справедливую критику ученых, Петрика продолжает поддерживать главный единоросс Борис Грызлов.

Последние несколько лет на телевидении и в прессе царствует удивительная каста — лжеэксперты. Нужно сразу оговориться, что речь не идет о политических деятелях, которые в силу занимаемых должностей в настоящем и прошлом, а также разностороннего опыта имеют право рассуждать, по сути, на любые темы. Вряд ли кто-то может упрекнуть, например, изначально арабиста Владимира Жириновского или писателя Александра Проханова в некомпетентности в вопросах геополитики, несмотря на их гуманитарное образование.

Проблема компетентной экспертизы существует давно. При этом, как справедливо заметил Вассерман, никакая степень знания или образования не может служить основанием для признания того или иного человека экспертом. Однако западные средства массовой информации давно уже уяснили, что экспертом может быть только человек, понимающий суть проблемы. Именно таких специалистов и приглашают, например, американские тележурналисты в свои информационные программы.
Безусловно, читателям и зрителям часто интересно услышать мнение известных персон по тому или иному вопросу, актуальному для конкретного временного периода, но в западной журналистике это называется «приглашенный гость», а никак не эксперт. Ни одному СМИ, например, в Великобритании, не придет в голову спрашивать Пола Маккартни о перспективах роста цен на нефть, а Джоан Роулинг — о развитии транспортной системы.

В России все наоборот. У нас экспертом могут назвать практически любого — от Аллы Пугачевой до Андрея Аршавина. Безусловно, есть и всегда будут темы, высказываться по которым может и должен любой гражданин. Но это будет исключительно частное мнение данной — хоть VIP, хоть не VIP — персоны.

Конечно, и у нас есть настоящие эксперты — их работа состоит в анализе тех или иных решений, действий, они выдают заключение по итогам анализа, зарабатывая этим на жизнь. Но российским СМИ, особенно телевизионным, похоже, интереснее и проще иметь дело с псевдоэкспертами, задача которых — создать информационный повод, предложить набор ярких фраз, не утруждая себя глубоким анализом, и, само собой, напомнить о себе.

Одним из наиболее ярких представителей лжеэкспертов можно назвать, например, Максима Калашникова, общественного деятеля, историка по образованию, который наводнил Рунет предложениями по инновационному развитию.

Напомним, что в широких кругах он стал известен после того, как в качестве ответа на статью президента Дмитрия Медведева «Россия, вперед!» опубликовал открытое письмо с предложениями по инновационному развитию. Письмо дошло до адресата, что даже было показано по телевидению. В итоге президент поручил правительству рассмотреть предложение гражданина Калашникова, касающееся технологической модернизации экономики. Позже состоялась встреча Калашникова с заместителем главы администрации президента Владиславом Сурковым, которому он высказал свои соображения.

Остается только удивляться тому, как бедна российская земля на специалистов по технологиям, если для консультаций на самый верх власть вынуждена приглашать историков.

Вообще, заявленной модернизации пока явно не везет с профессионалами. Например, всеобщее внимание на Всероссийском инновационном форуме «Россия, вперед!» вызвало появление провалившейся в США российской шпионки Анны Чапман. Может быть, столь необходимое стране обновление в науке следовало бы начать с привлечения ученых, а не футуролога и теперь уже телеведущей?

Есть и еще один аспект проблемы засилья лжеэкспертов. Дело в том, что, не обладая ни необходимым образованием, ни нужными знаниями, они порой начинают обслуживать определенную политико-идеологическую линию, придавая наукообразность решениям власти и ее окружения.

Типичным примером таких эрзац-профессионалов можно назвать, к примеру, авторов тестов для Единого государственного экзамена, чьи имена для научной общественности остаются тайной. Особенно это касается тех, кто готовил тесты по истории. На чью концепцию развития России они опирались, чьими трудами пользовались и, главное, какое представление о месте и роли нашей страны в мире будет сформировано у детей, пользующихся их пособиями, — ответов на эти важные вопросы нет и, похоже, дано не будет.

Американские социологи, не одно десятилетие занимающиеся проблемой псевдоэкспертов, отмечают, что последние способны действовать, но не способны понять сферу своей деятельности. Кажется, что под это определение подходят в том числе некоторые российские высокопоставленные чиновники — от министра образования, любящего поговорить о литературе и убравшего этот предмет из списка обязательных в старших классах, до главы Минздравсоцразвития, чьи подчиненные рискнули усомниться в профессионализме доктора Леонида Рошаля.

Все было бы не так печально, если бы Фурсенко и Голикова были исключениями из правила. Но это, к сожалению, не так. В современной России, судя по всему, работает принцип — профессионалы либо не нужны, либо известны только в очень узких кругах.

Дмитрий Быков, журналист, писатель
Мнение Анатолия Вассермана я разделяю. Разделяю и его раздражение по поводу происходящего. Но хотелось бы высказать и осторожное возражение.

Разумеется, экспертное мнение не должно подвергаться девальвации. Но экспертом может быть назван и человек, являющийся для общества авторитетом, поскольку он этот авторитет сумел заработать. Он не эксперт по всем вопросам, но мыслит он логично, дельно, если люди к нему прислушиваются.

Есть же право у представителей власти высказываться по любым вопросам. А человек во власти, по умолчанию, не просто так оказался.
Также и с мнением творческой и научной элит страны. Пусть высказывание ими своей позиции по тем или иным вопросам будет называться не мнением эксперта, а мнением авторитета.

Лично для меня Анатолий Вассерман — эксперт в любых вопросах. Хотя формально он специалист только в вопросах теплофизики.

Александр Асмолов, психолог

Замечательно, если свое мнение высказывают знаковые, известные, личности. Когда такие люди, как ушедшие от нас академики Лихачев и Сахаров, высказываются по этико-нравственным вопросам или политике, они выступают как высшие эксперты.

Когда же речь заходит о сверхпрофессиональных областях науки, то здесь дилетантам не место, а высказываться должен профессионал. Касается это и науки, и образования, и культуры.

И само понятие «эксперт» будет разным, когда речь идет в одном случае о научной экспертизе, а в другом — об экспертизе гуманитарной.
Сегодня словом «эксперт» мы называем всех подряд. Подходить же к этому вопросу нужно аккуратно.

Материал подготовили: Мария Пономарева, Сергей Шурлов, Александр Газов

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)