Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Эксперимент: не ввести частную медицину в формат бесплатного здравоохранения, а извести оное

Вторник, 01 Март, 18:03, aquareus.livejournal.com


Эксперимент со смертельным исходом - http://www.permoboz.ru/txt.php?n=8235

Государственная и муниципальная система пермского здравоохранения в настоящее время разрушается до основания, процесс носит лавинообразный характер.

Не в этом ли причина того, что смертность в трудоспособном возрасте в Пермском крае на 17% выше, чем в среднем по России? Можно ли назвать эксперименты над пермской медициной геноцидом?

До основания… Ограничение доступа населения к «узким» специалистам, сложным диагностическим исследованиям, лечению в стационарах является только частью эксперимента. Параллельно в крае ведется разрушение материальной основы государственного и муниципального здравоохранения. За 2008-2009 годы (за 2010 сведений еще нет) в Пермском крае ликвидировано 20 больниц, на начало прошлого года их оставалось 137 (но процесс идет). Сокращено количество поликлиник, фельдшерско-акушерских пунктов, коек в стационарах.

Конечно, сокращение сети медицинских учреждений у нас велось и раньше, при других губернаторах. В целом за последние 15 лет число поликлиник, больниц, ФАПов в регионе сокращено в 2 раза. Но после объявления эксперимента разрушение материальной базы здравоохранения стало нарастать лавинообразно. Вопрос и об этом я задал зампреду краевого правительства Анатолию ЗУБАРЕВУ. А он в ответ: – Давайте снизим уровень не-обоснованного лечения в больнице… Много раз бывало: приезжаю в центральную районную больницу летом. Отделения полупустые. Где больные, спрашиваю. Отвечают: да вот ушли корову встречать, картошку копать… Так, может, их вообще лучше дома лечить? Нет секрета, что летом, в дачный сезон поликлиники и больницы полупустые, а зимой переполненные до самого «не могу». Люди пожилые стремятся попасть в стационар, чтобы не только подлечиться, но и в целом провериться, пообщаться, пенсию сохранить…

Не стану спорить. Отпрашиваются. Если двигаться могут. Кто сходить в ванну, потому что в больнице она всегда не работает, кто домой на выходные, так как врачей все равно нет, а дешевые таблетки хоть где можно глотать… Но почему никто из «сократителей» не видит, что пожилые больные люди не от хорошей жизни именно летом бьются на своих участках, чтобы хоть как-то прокормиться? Почему не видят переполненные палаты и забитые койками коридоры крупных, еще действующих больниц? Их скоро тоже будут сокращать. Вот сообщается, что руководитель агентства по управлению учреждениями здравоохранения края Янина Калина в своем блоге в Интернете (у нас сейчас вся власть с населением общается только через блоги) сообщила о «структурных направлениях работы в 2011 году». В числе основных: «оптимизация сети краевых учреждений, передача муниципальных учреждений здравоохранения в краевую собственность».

Вдумайтесь во фразу. Слово «оптимизация» для нас давно уже означает «ликвидация, сокращение». А муниципальные медицинские учреждения передаются в краевую собственность тоже для оптимизации? С какой целью так последовательно разрушается государственная и муниципальная система здравоохранения? Ответ на этот вопрос органами власти и не скрывается. Ограничение доступа населения к высокопрофессиональному медицинскому обслуживанию и сокращение сети государственных, муниципальных медицинских учреждений тесно связано с рыночными преобразованиями в этой сфере.

«Централизация или децентрализация? Государство или рынок?» – задает, видимо, себе вопрос в названной статье глава региона Олег ЧИРКУНОВ. Конечно, он за рыночные отношения в государственной социальной сфере. Для этого министерство здравоохранения размещает на рынке государственный заказ на оказание медицинских услуг, «отдавая безусловное предпочтение частному сектору». А далее, имея в виду идею развития медицинского бизнеса, автор сообщает, что «муниципальные мощности будут сокращены директивно». Итак, ради рынка действующая система медицин-ских учреждений разрушается до основания… Но является ли рынок единственной панацеей в решении всех проблем здоровья населения? В Пермском крае живет более 750 тысяч пенсионеров. За малым исключением, они малоимущие. Почти столько же жителей края находятся за «чертой бедности». Выходит, что полтора миллиона человек не смогут платить (и даже доплачивать при участии страховых компаний!) за свое лечение. При директивном массовом сокращении государственных и муниципальных медицинских учреждений это уже становится масштабной трагедией.

Платная медицина, в принципе «заостренная» на получение прибыли, не будет заниматься санитарно-профилактической работой, бороться с эпидемиями и пандемиями, содержать в стационарах неизлечимо больных людей, брошенных роженицами детей… Это не связано с доходностью. …Все же хочется понять людей, принимающих у нас решения. В Англии, Швеции, да и других развитых странах с многовековой историей рыночных отношений развито именно государственное здравоохранение. Хотя бюрократизма тоже хватает, но созданные системы бесплатного медицинского обслуживания населения берегут, развивают, ими, как в Англии, гордятся. Потому что понимают социальную значимость здоровья нации. А значит, ее будущего. Какая же такая напасть, что в России рынком (вернее, его подобием) все проблемы лечат?

Излечимо ли наше здравоохранение?

Хотелось бы, ой, как хотелось проанализировать все плюсы и минусы расхваленного реформаторами пермской медицины аутсорсинга, истоки проблем «узких» врачей и сотрудников лабораторий, среднего медицинского персонала, судьбу тех медицинских центров, которые строятся и будут строиться на бюджетные миллиарды, о коррупции и протекционизме в здравоохранении. Да любой читатель подсказал бы еще массу важных тем. Но… пора подвести итог. Экспериментаторы над здоровьем населения Прикамья, конечно же, хотели найти некий механизм более эффективного расходования бюджетных средств. Но изобретенная в далеких от реалий российской жизни умах рыночная схема работает не «за», а «против» здоровья населения края. Один из российских аналитиков сравнил эту систему с усилиями правительства страны по спасению автопрома: сколько денег ни закачивают, все равно «Лада-Калина» получается. Сами же изобретатели ездят на «Мерседесах», то есть лечатся за границей… Единственное уточнение. У экспериментаторов получилась, скорее, инвалидная коляска.

Но всем нам должно быть не до шуток. Вот выводы комиссии Министерства здравоохранения и социального развития РФ, которая проводила проверку пермской медицины год назад, после пожара в «Хромой лошади». В Пермском крае резко выросло количество вызовов «скорой помощи» и число умерших пациентов во время доставки в стационары (в 2009 году в машинах «скорой помощи» умерло 393 человека, на 63% больше, чем в 2008). «Это косвенно свидетельствует о недоработках амбулаторно-поликлинической службы», – делают вывод эксперты. Опубликована и такая цифра: служба «скорой помощи» укомплектована врачебными кадрами на 62,6%. Интересно, а как обстоят дела с другими специалистами, особенно в Сиве, Чердыни, Юрле?.. Но самое страшное, что в Пермском крае смертность населения в трудоспособном возрасте на 17% выше, чем в среднем по России. Выход на инвалидность в возрасте 18 лет и старше превышает среднероссийский уровень на 14%. Вот результат стремления пермских чиновников, в том числе – здравоохранения, переложить свою ответственность на «рыночные отношения». Напоминаю, Пермский край – единственный в России регион, где проводится такой эксперимент над живыми людьми. На федеральном уровне не принят ни один законодательный акт, подтверждающий необходимость и возможность проведения таких опытов.

Какая ожидается реакция на мою публикацию? Скорее всего, молчание. Или очередной радостный пресс-релиз минздрава о межрайонных медицинских центрах. Кстати, задумывались вы о слове «межрайонный», замелькавшем в прессе в последнее время? Это означает, что в каких-то районных центрах будут оставлены просто маленькие участковые больницы. Является ли все эти эксперименты геноцидом? Не знаю. Очень похоже. Надо срочно лечить краевое здравоохранение. Но… народ безмолвствует.

Послесловие Во время сбора документов и подготовки этого материала я часто думал о мотивах таких действий губернатора края Олега Чиркунова и его команды. В конце концов, нельзя же его обвинить в том, что он будто бы возненавидел население Прикамья.

Давайте проанализируем ситуацию. Вот человека назначили руководить громадным регионом с почти трехмиллионным населением. А подотчетен он только московским чиновникам. Их же, в первую очередь, интересует внедрение во все сферы жизни рыночных отношений, как панацеи от всех проблем. Далеко не случайно при президенте страны создан и действует комитет поддержки реформ. Губернатор сразу же понимает, что в этой ситуации благосклонности Москвы можно добиться игрой на рыночных клавишах: придумывать инновационные подходы к управлению, способы оптимизации. Объявляет регион «экспериментальной площадкой», своим «проектом». И начинаются опыты в сельском хозяйстве (по новой терминологии – в агробизнесе), в образовании, культуре, системе управления… и в здравоохранении. Все реформы явно мобилизационного характера. Проводятся жестко, директивно.

Но самое главное, а может быть, и страшное для всех нас – по проводимым экспериментам нет обратной связи с населением. Нет мониторинга и контроля. Губернатор может себе это позволить, потому что он вне сферы воздействия демократических механизмов. Он работает только на свой имидж в Москве. И ему ничто не может помешать.
Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)