Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

О чем взывает Таймыр? Ученые-этнологи оценивают последствия техногенной катастрофы

Воскресенье, 01 Август, 17:08, poisknews.ru
Помните советскую кинокомедию «Вас вызывает Таймыр»? Сюжет незатейлив: добрые люди, оказавшиеся в одном гостиничном номере, взялись помочь командированному соседу, который ждет звонка с полуострова. Череда забавных недоразумений со счастливым концом. В наши дни Таймыр вызывает ученых, чтобы оценить последствия масштабного даже по мировым меркам ЧП – разлива 21 тысячи тонн дизельного топлива. Авария произошла в мае прошлого года из-за разгерметизации резервуара на ТЭЦ, входящей в структуру компании «Норникель». Нефтепродукты попали в почву и окрестные водоемы, включая жизненно важные для региона озеро Пясино и реку Пясину, впадающую в Карское море, нанеся необратимый ущерб местам проживания коренных малочисленных народов Севера. Не случайно степень этого ущерба и меры, призванные исключить подобные катаклизмы в будущем, определяют в том числе ученые-этнологи. Подводя первые итоги этнологической экспертизы, изучавшей, как авария в Норильске повлияла на жизнь коренного населения Таймыра, директор Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) член-корреспондент РАН Андрей Головнев отметил: фундаментальная наука показала, что умеет быть оперативной и давать весьма практичные оценки. Если же по существу, он призвал тех, кто осваивает богатства северных недр, учиться у кочевников Арктики модульности и мобильности. Согласимся, объем разлитого топлива поражает воображение, и хранить его в одном резервуаре, с точки зрения культуры поведения в заполярной тундре, было, как минимум, опрометчиво. Об угрозе невиданного для этих краев бедствия явно никто не задумывался. Ученый рекомендовал составить комплексную карту всех видов ресурсов Таймыра и их пользователей, что крайне актуально для такого сложнейшего пространства Европейской Арктики, где пересекаются интересы добывающих компаний-гигантов и коренного населения (нганасаны, долганы, эвенки, ненцы, энцы), причем в этой своеобразной многопартийности тоже есть свои плюсы и минусы. Головнев напомнил, что Таймырский клин всегда делил два мира, Ленский и Уральский, которые жили своей жизнью. Освоение этой арктической пустыни, равной которой нет в Евразии, на протяжении веков проходило с разных сторон различными этническими сообществами, особую роль в этом процессе сыграли затундренные русские крестьяне. Ныне многонациональное население Таймыра составляют их потомки, но все чаще здесь можно встретить азербайджанцев, по сути, представителей другого государства. В реалиях новой высокотехнологичной экспансии (предыдущая волна была в 1970-х годах) гармонизация отношений всех, кто живет и хозяйствует на полуострове, – основа сохранения традиций и устойчивого развития этого уникального региона. Между тем, констатировал Головнев, авария выявила издержки дефрагментации Таймыра, иными словами, понижения административного статуса огромной территории, целиком расположенной за Северным Полярным кругом: с 2007 года автономный округ, субъект РФ стал рядовым районом Красноярского края, лишившись конкретных рычагов управления, технического надзора и контроля над природопользованием. «Вроде и полномочия переданы, но непонятно, кто их осуществляет», – подтвердил председатель Ассоциации коренных малочисленных народов Таймыра Григорий Дюкарев. С этим связаны и дефицит своевременной информации об аварии, и вызванная им социальная напряженность. Отладка системы быстрого информирования и реагирования на ЧП с использованием интернет-коммуникаций – еще одна рекомендация, свидетельствующая о широте диапазона этнологической экспертизы. Инициатор ее проведения, что характерно, не государство, не компания-загрязнитель, а президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ, член Совета Федерации Григорий Ледков. По его мнению, именно авария в Норильске стала точкой отсчета в новейшей истории полуострова, послужила для Минприроды, администраций Красноярского края, Таймыра, промышленников, ученых, местных общин сигналом к объединению усилий. Что ж, нет худа без добра. Как рассказала старший научный сотрудник Центра арктических исследований МАЭ РАН Татьяна Киссер, экспертиза была многоэтапной, охватывала разные слои населения – не только носителей коренных традиций. Три группы специалистов выезжали на Таймыр с февраля по май 2021 года, работали в Норильске, Дудинке и нескольких поселках, один из них с кричащим названием Караул. Кроме обычных экспертных интервью и наблюдений сбор и учет мнений проводился с привлечением Интернета (хотя он и не везде на Таймыре доступен), методами web-этнографии, кибермониторинга. По завершении полевого этапа распространили по социальным сетям анкету – ответы респондентов дополнили картину. В аналитическом отчете отражено, как много на Таймыре энергичных предприимчивых людей, способных обеспечить самодостаточность и благополучие коренных сообществ. Они генерируют интересные проекты, которые реализуются семейно-родовыми общинами, направлены на сохранение и модернизацию исконных занятий и ремесел, развитие этнотуризма и т. д. Нередко их поддерживает своими грантами компания «Норильский никель», та самая виновница «ЧП федерального разлива». Уже после аварии ею была запущена новая программа поддержки коренных народов «Мир Таймыра». Надо признать, «Норникель» достойно проводит работу над ошибками. На данный момент компенсацию на общую сумму 175 миллионов рублей получили порядка 30 общин, пострадавших в результате техногенной аварии, – это более 700 человек. Кроме того, «Норникель» принял план содействия развитию коренных малочисленных народов на сумму 2 миллиарда рублей. Плюс выделил средства на проведение научных исследований – от ихтиологии до мерзлотоведения. Этнологическую экспертизу вообще можно считать эпохальной. Ее инициаторы, заказчики и участники – упомянутые ассоциации коренных народов в лице своих лидеров, в партнерстве и сотворчестве с учеными. «Норникель» не вмешивается в ее ход и не влияет на результаты. Обычно ведь бывает наоборот: промышленная компания заказывает музыку, а эксперты под нее «танцуют». Значение такой неангажированной экспертизы (прежде всего для самих резидентов Таймыра) огромно. Сенатор Григорий Дедков надеется, что осмысление ее итогов позволит довести до ума проект назревшего федерального закона об этнологической экспертизе. С его принятием у государства появится инструмент оценки стратегических планов освоения арктических территорий на соблюдение интересов коренного населения. Этот документ создается в ситуации вызова и для местных жителей, и для добывающих компаний, нормой поведения которых должны стать открытость, предсказуемость, режим постоянного диалога с общественностью, и для имиджа России – между прочим, с 2021 года председателя Арктического совета. Медлить нельзя – промышленный напор на эти земли силен. Если сейчас не извлечь уроки из случившегося, то и дальше будем «бить по хвостам». И кто как не российская наука поможет в рамках мегапроектов найти баланс древнейших культур и новейших технологий?! Дюкарев ставит перед экспертами и вовсе фундаментальные вопросы: «Как изменились за прошедшие 100-150 лет коренные народы Таймыра, на какой точке своего развития находятся, сохранили ли мы свои традиционные знания, обычаи, верования, отношения с другими людьми, к природе, к оленю? Может быть, они трансформировались и нам надо пересмотреть некоторые подходы внутри своих этносов?» Понятно, что ответы на них требуют неспешной, системной работы с опорой на опыт советской этнографии. Головнев отмечает, что крупные этнологические экспертизы на Таймыре не проводились с конца 1980-х годов, и предлагает лидерам ассоциаций включить в рабочую повестку продленный этнологический мониторинг, чтобы отследить и учитывать новые обстоятельства, неожиданности, всевозможные «рикошеты». Та же постсоветская дискретность в исследованиях по биологической тематике не дает просчитать конкретный ущерб, нанесенный аварией растительному и животному миру полуострова. «Земляки говорят, что уменьшились уловы рыбы. Но это тенденция отмечалась и до злополучного разлива солярки, – пояснил «Поиску» на видеоконференции в ТАСС (Санкт-Петербург) Дюкарев. – Также в последние годы дикий северный олень меняет пути миграции. Надо бы разобраться, кто больше в этом виноват: глобальное потепление, обширная геологоразведка, изощренное браконьерство?» Точная численность популяции олешек неизвестна, а ведь это наряду с рыбой – главный ресурс потомственных жителей Таймыра. Ну, а если текущий учет биоресурсов полуострова не налажен (по принципу «что имеем не храним»), то сложно спрогнозировать, как их убыль повлияет на образ жизни коренных жителей. И это добавляет головной боли директору Кунсткамеры. «Иногда говорят, что настоящий этнограф, как муха на стене: его не видно и не слышно, он только наблюдает. Наша миссия состоит в том, чтобы не только наблюдать, но также обобщать, интерпретировать, транслировать, – объясняет он свою активную позицию. – Традиционные знания в выработке практических решений играют ничуть не меньшую роль, чем научные методики. Современная этнография – это публичное знание. И участие в нашем проекте лидеров ассоциаций коренных малочисленных народов – это формат новой науки». Аркадий СОСНОВ Фото: ekogradmoscow.ru The post О чем взывает Таймыр? Ученые-этнологи оценивают последствия техногенной катастрофы appeared first on Поиск - новости науки и техники.
Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)