Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

НИКОНОВЫ. ТРИ ХУДОЖНИКА — Часть 2

Суббота, 07 Ноябрь, 22:11, botalex.livejournal.com
Продолжаю свой фотоотчет с выставки "Никоновы. Три художника" в Новой Третьяковке. Теперь о Михаиле.

Михаил Фёдорович Никонов (1928–2010) — старший брат Павла Никонова и его творческий антипод. Михаил Никонов — один из лидеров «Девятки» (на самом деле 'восьмёрки') — как и его брат, жадно поглощал и перерабатывал "оттаявшие" на прогалинах Хрущёвской оттепели художественные стили, подвергшиеся в сталинской России глубокой полувековой заморозке — сюрреализм, абстракционизм, фовизм. Однако, работы Михаила отличает напряжённая, гротесковая образность. Под стать этой образности и его манера письма — открытая и экспрессивная, построенная на контрастах цвета. И всё же, несмотря на буйство красок, от работ Михаила Никонова веет задумчивой витальной тоской.




Михаил Никонов. "Три старухи" (1960) — из собрания Владимира Некрасова (Москва)


Михаил Никонов. "Троица" (1965) — Третьяковская галерея

Иконографический сюжет в основе, но каноны переосмыслены. Со главе "иконы" сидит не Сын, а Отец. Цвета хитонов верные, однако и без них изображенные персонажи — вовсе не равноликие иконописные ангелы, явившиеся к Аврааму и Саре, а внешне различные и различимые ипостаси. Все трое с минами скорбной задумчивости. Стол изображён по канону — одновременно фронтально и сверху, но на нем нет трёх сосудов с вином и трёх хлебов (молчу уж о трёх лжицах, копиИ и двух кореньях — впрочем, нет их и на сАмой известной Троице Рублёва) есть лишь одна чаша (надо полагать, с головой тельца) и нечто, похожее на один ломоть хлеба... так и не поделённый. С горой Морией, Мамрийской дубравой и домом хозяев на заднем плане всё довольно хаотично и завуалировано, но всё же различимо.


Михаил Никонов. "Песня леса" (1974–75) — из собрания Татьяны и Алексея Бабаян (Москва).

Интересная абстракция с отголосками позднего Жоана Миро. Для полноценного восприятия таких работ необходимо обладать развитой визуально-акустической синестезией, то есть межчувственными ассоциациями, образами и аналогиями, вовлекающими ощущения от зрительных и слуховых анализаторов. В той или иной мере подобной синестезией обладает каждый из нас в силу опыта и привычной координации ощущений. Например, рассматривая изображения крупных животных мы часто слышим в голове громкие и низкие голоса, вид колокольни отзывается храмовым перезвоном, а вот такой лес звучит птицами, шелестящей листвой и едва различимой музыкой, например, Джейми Вуна. В творчестве художника этот опыт обостряется и перерастает в более насыщенные индивидуальные поэтические картины мира. Особо продвинутые творцы и зрители явственно ощущают ассоциированные с изображёнными объектами или даже цветами запахи, вкус, тепло и холод, прикосновения и даже физическую боль.

И в этом нет ничего нового. Ещё в 1923 году Михаил Матюшин, один из лидеров русского авангарда первой половины XX века, создал целую теорию "расширенного смотрения", для которого важно не только зрение, но и взаимодействие всех органов чувств и даже памяти и интуиции.


Михаил Никонов. "Фантасмогория" (1974–75) — из собрания Владимира Никонова (Москва)

Интересно всё-таки наблюдать за развитием творческой мысли и изобразительных приемов этого художника.


Михаил Никонов. "Игроки I" (1981) — Третьяковская галерея


Михаил Никонов. "Игроки III" (1981) — Третьяковская галерея


Михаил Никонов. "Собор" (1992) — из собрания Татьяны и Алексея Бабаян (Москва).

Вглядываясь в это полотно я ощущаю запах тающего церковного воска, тихое шкворчание горящих свечей и свет, пробивающийся на закате через храмовый витраж. Взгляд фокусируется на молящейся в голубом, переходит на яркий огонь свечи в её воздетых руках и выше — на освещаемую свечой Богородицу–Елеусу в кроваво-красном мафории. В 90–х художник часто прибегает к сюжетам и приёмам православной иконописи.


Михаил Никонов. "Христос в России" (1993) — Тульский областной художественный музей


Михаил Никонов. "Человек в проходном дворе" (1993) — из собрания Владимира Никонова (Москва)

Ассоциации с Перестройкой и стихами Маяковского...


Михаил Никонов. "Странник и город" (1995) — из собрания Татьяны и Алексея Бабаян (Москва).

Долго стоял у этой картины. В два захода. А слов так и не смог подобрать, одни эмоции...


Михаил Никонов. "Вариации на русскую тему №3" (1995) — из собрания Владимира Никонова (Москва)

Запойная русская провинция. Почти на дне. Слабая надежда на это "почти" исходит от изображенной Калязинской колокольни Николаевского собора, что по сей день торчит на крошечном островке посреди искусственно созданного в 1939 году Угличского водохранилища.


Михаил Никонов. "Человек в интерьере" (1997) — из собрания Владимира Никонова (Москва)

Аляповатый вещной уют отмирающего советского быта — тесного, затхлого, но такого родного...


Михаил Никонов. "Раздумье" (2000) — Рязанский государственный художественный музей


Михаил Никонов. "Вечер в городе" (2004) — из собрания Татьяны и Алексея Бабаян (Москва).

Вот-вот потухнет пламенеющее на закате небо и прозвучит Александр Блок:

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи ещё хоть четверть века —
Всё будет так. Исхода нет.

Умрёшь — начнёшь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

10 октября 1912


один из лидеров русского авангарда первой половины XX века
Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)