Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Все-таки про коронавирус

Пятница, 01 Май, 18:05, macroevolution.livejournal.com

Дисклеймер. Я не вирусолог, я не эпидемиолог, данный текст не является научной публикацией и ни на что не претендует, это просто мои дилетантские попытки разобраться. Всё написанное ниже может оказаться неправильным, я гарантирую только отсутствие намеренного вранья и подтасовок. Данные взяты из открытых источников. И еще предупреждение: скучно, нудно, не содержит ни прогнозов, ни рекомендаций. Конец дисклеймера.

Меня заинтересовали контрастные различия между странами и регионами по скорости развития эпидемии. Например, бросается в глаза резкий контраст между Западной Европой, где всё плохо, и Восточной Европой, где, согласно статистике, все гораздо лучше. 

Реально ли это различие? Чтобы устранить влияние того, что в разных странах эпидемия начала развиваться в разное время, все страны в ходе сравнения «выравнивались» следующим образом: за день №1 для каждой страны принимался день, когда страна сообщила о десятой смерти. Я считаю, что статистика смертей в целом надежнее/информативнее статистики случаев (потому что стратегии тестирования в разных странах могут различаться очень сильно, сильнее, чем способы регистрации/классификации смертей). Я также исхожу из того, что многие страны могут что-то замалчивать/врать/по-разному учитывать причины смерти и т.п., но экспоненциальный процесс трудно радикально исказить враньем. Ну, в два-три-четыре раза исказить можно, а на порядки всё же трудновато. И я, извините, не верю, что Чехия, Болгария, Россия, Греция и Дания сговорились друг с другом, чтобы похожим образом искажать свою статистику. Я не верю и в то, что аналогичным образом сговорились между собой Китай, Таиланд, Индия и Япония. В общем, допущения такие: выравниваем страны по дню десятой смерти (считая его за день №1) и верим (в первом приближении) статистике смертей. Кто не находит эти допущения осмысленными/разумными, тому читать дальше бессмысленно.

Для начала я взял по нескольку стран из З. Европы и В. Европы и построил графики суммарного числа смертей:

Что видно на рис. 1? Видно, что страны действительно очень сильно различаются по скорости развития эпидемии, и что вроде бы действительно в Зап. Европе (и США) все развивается быстрее, чем в Вост. Европе (и Израиле).  Бескарантинная Швеция здесь выглядит оптимистичнее, чем Италия-Испания-Великобритания (но в Швеции население меньше, см. ниже). Кроме того, мы видим, что экспоненциальный рост во всех странах продолжается не очень долго. Везде — и в З. Европе, и в В. Европе — довольно быстро начинается замедление роста (т.е. процентного прироста числа умерших в единицу времени). 

Но если начальные этапы эпидемии лучше оценивать по абсолютному числу умерших, то этап замедления уже логичнее смотреть по % от населения. Ведь самая популярная модель сейчас такая, что эпидемия сама собой начинает затухать по мере приближения к «коллективному иммунитету», а он достигается по достижении определенного именно процента (а не абс. числа) переболевших.

Так что вот вам тот же график, но не в абсолютном числе смертей, а в смертях на миллион населения:

Что мы видим на рис. 2? Мы видим, я считаю, чуть более четкую и наглядную картинку. Мы видим, что выбранные 11 стран четко делятся на «неблагополучные» или «быстро растущие» (Испания, Италия, Великобритания, США и бескарантинная Швеция) и «медленно растущие» (Россия, Польша, Румыния, Чехия, Израиль). Германия занимает какое-то промежуточное положение. 

То есть в Восточной Европе, похоже, действительно дела обстоят принципиально лучше, чем в Западной. А в Швеции — на самом деле всё так же плохо, как в Италии и Англии (если считать на миллион населения). 

Прежде, чем перейти к вопросу о том, что же спасает восточноевропейские страны от повторения судьбы западноевропейских стран, хочу отметить еще одну вещь. Наблюдаемая картина плохо согласуется с очень популярным сейчас мнением о том, что эпидемия сама собой закончится, лишь когда переболеет 50-80% населения (а умрет при этом порядка 0.5 — 1.5% населения — это катастрофически много). Ни в одной стране мира мы не видим ничего даже отдаленно похожего на динамику, намекающую на стремление к такому трагическому исходу. Для иллюстрации этого обстоятельства вот вам тот же график, что и на рис.2, но только на нем в масштабе показаны для сравнения уровни смертности 0.5% и 1% населения — те уровни, которыми нас пугают стандартные эпидемиологические модели («если ничего не делать»). 

Не только в этих 11 станах, но и ни в каких других странах нет ничего похожего на стремление к уровню смертности 0.5% или 1% населения. Из стран, видимых на карте невооруженным глазом, хуже всего сейчас в Бельгии (умерло 0.067%), Испании (0.053%), Италии (0.046%), Соединенном Королевстве (0.039%), Франции (0.037%), Нидерландах (0.029%) и Швеции (0.026%). В остальных странах ситуация лучше, а в большинстве стран — радикально лучше. Во всех «неблагополучных» странах рост числа умерших уже давно не экспоненциальный, а замедляющийся. Не похоже, что где-то смертность в итоге сильно превысит уровень 0.1%, ну самое больше 0.15%.

Я, конечно, понимаю, что действуют принятые меры, социальное дистанцирование, карантин. Но всё же если бы «базовая эпидемиологическая модель» была правильной, то хоть где-нибудь в мире обязательно «прорвало» бы, хоть где нибудь было бы что-то похожее на ожидаемый (согласно этой модели) худший сценарий. И кстати в Швеции нет строгого карантина, но там ситуация не хуже, чем в Италии. Нет, что-то явно не так с базовой моделью.

Базовая модель основана на том, что вот есть болезнь, у нее есть R0, и эпидемия нарастает, пока R0>1. И, грубо говоря, если изначально Ro = 2, то для стадного иммунитета и остановки эпидемии нужно, чтобы переболело 50% населения. Когда это случится, то из двух человек, которым каждый зараженный передает достаточную для заболевания дозу вируса, один окажется иммунизированным. В итоге реальное число людей, которых заразит наш зараженный, снизится до 1, и эпидемия увянет.  

В каком случае эпидемия с исходным R0=2 начнет увядать намного раньше, чем переболеет 50% населения? Моя гипотеза состоит в том, что в случае данного заболевания мы имеем очень высокую изменчивость (дисперсию) людей по рецептивности и заразности. Можно это назвать «гипотезой сверхраспространителей». Предположим, что в популяции существует 1% людей, особенности физиологии и поведения которых таковы, что они являются потенциальными «сверхраспространителями» заразы. Допустим (чисто теоретически) что в популяции есть 1% немолодых, не очень здоровых (т.е. вирус, попав в них, будет быстро реплицироваться), но при этом неуёмных экстравертов-тусовщиков, которые просто не могут не тусоваться, не общаться, не мотаться повсюду, не обниматься и не целоваться со всеми встречными. И допустим, например, что они еще вдобавок не верят в опасность и думают, что «не страшнее гриппа». Допустим, каждый из этого одного процента, заразившись, заражает в среднем 130 человек. А остальные 99% населения, тихие замкнутые домоседы, заразившись, заражают в среднем лишь по 0.8 человек. В итоге в среднем по популяции исходное R0 будет где-то в районе 2 (если я не обсчитался. Но в общем вы поняли идею). В таком случае для «стадного иммунитета» не нужно, чтобы переболело 50% населения. Достаточно, чтобы переболело 90% «сверхраспространителей». А они как раз и будут сами заражаться в первую очередь. Такая вот у меня рабочая гипотеза для объяснения того, почему эпидемия нигде не хочет идти по наихудшему сценарию, которым нас пугает ВОЗ и базовая эпид. модель. Я предполагаю, что очень небольшой процент населения вносит очень большой вклад в распространение заразы.

Но вернемся к вопросу о том, почему в разных странах процесс идет так по-разному. Очевидно, это может быть связано с самыми разными обстоятельствами: строгостью и своевременностью карантинных мер, плотностью населения, возрастной структурой (долей пожилых людей), поведенческими особенностями (всегда блюдут дистанцию или обожают обнимашки-целовашки со всеми знакомыми), климатом и погодой.

Я взял страны из разных регионов, покрутил данные так и сяк. Похоже, довольно важным является показатель «число пожилых людей на квадратный километр». Он лучше объясняет межрегиональные различия по скорости развития эпидемии, чем просто «плотность населения» и чем просто «% пожилых в популяции». 

Если не учитывать Азию, то для всего остального мира почти 40% вариабельности по темпам развития эпидемии можно списать на этот показатель («число пожилых людей на квадратный километр»). И еще: бросаются в глаза контрастные различия между регионами и высокое сходство внутри регионов, что довольно-таки удивительно. Посмотрите, как страны собираются в кучки по регионам на этом графике:

В общем, видно, что «плотностью пожилых людей» можно объяснить значительную часть различий между такими регионами, как Африка, Америки, Северная Европа (сюда я включил скандинавские и прибалтийские страны), Западная Европа. Но этот показатель не объясняет особенностей Азии (плотность пожилых высокая, а сила эпидемии — низкая). Он также не объясняет, почему дела в Восточной Европе лучше, чем в Западной (неужели всё-таки БЦЖ???) И еще одна загадка — относительно маленький разброс по силе эпидемии внутри «регионов».

Карантин вроде работает (т.к. в Швеции дела заметно хуже, чем в Финляндии, Норвегии, Дании, Эстонии, Исландии). Так что, пожалуй, имеет смысл сидеть пока дома, остерегаться суперраспространителей и ждать, пока они переболеют. Хотя всё это, конечно, только гипотеза.

На этом у меня пока всё. 

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)