Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

В поисках самой большой и черной дыры

Воскресенье, 11 Август, 23:08, don-beaver.livejournal.com
Двое настойчивых людей – Роман Пехов и M61 – допытываются, почему на фоне реликтового излучения не видна большая черная дыра, размер которой был ранее оценен в миллиард световых лет. Они видят в этом опасность для моей модели – что-то вроде торпеды для корабля. Тут такое дело – я уверен, что это не мои проблемы. Модель, если она правильная, это вполне взрослая девочка, которая должна справляться с любыми проблемами такого толка сама. Другое дело, что модель отвечает только на прямо поставленные вопросы – и её ответы не просто понять. И это уже мои проблемы.

Я могу вычислять что-то, только если хорошо понимаю физику этого процесса. Это моя особенность как теоретика. В случае с заглядыванием в далекое прошлое Вселенной, и пониманием, как это прошлое влияет на настоящее, да еще стремительно двигающееся от него – тут для меня далеко все не просто. Но в эту субботу у меня выпал день поспокойней, я поразмышлял и понял, что этот ларчик в моей модели, может быть, открывается достаточно легко. Из расчетов в MNRAS 2018 следует, что современное ускорение Вселенной (или величина космологической постоянной) достигается, если где-то на расстоянии R сидит дыра с размером R0 и растет из-за поглощения гравитационного излучения с плотностью, которая обеспечивает её дыры с экспонентой Alfa. Безразмерное условие должно быть таким: (Alfa*T)^2 (R0/R)=1.6, где T – космологическое время. В предыдущей статье мы оценили угловой размер дыры R0/R (откуда получили 1 млрд световых лет для R0), задав минимально возможное Alfa*T=10. Вообще говоря, для массы дыры это оценка сверху.

Глядя на данные «Планка», которые демонстрируют различные вариации реликтового излучения, но нигде не показывают визуальной черной дырки, мы можем использовать эти данные как более реалистичную оценку сверху для большой черной дыры. Разрешение «Планка» таково (насколько я сумел выяснить), что он НЕ заметит дыру с угловым размером в 0.1-1 градусов (для сравнения – Холодное Пятно имеет размер 10 градусов). Это означает, что в период, когда реликтовое излучение оторвалось от материи (Вселенная имела тогда размер в 10 миллионов световых лет), Большая Черная Дыра имела максимальный размер от 3 до 30 тысяч светолет. Беря R, близким к 14 миллиардам световых лет, получим оценку для (Alfa*T)^2 порядка тысячи. Откуда можно оценить плотность гравитационного излучения в тот момент, когда Вселенная была размером в 10 миллионов светолет (то есть в 1000 раз меньше, чем сейчас) как 7*10^-21 … 2*10^-19 г/см^3. Если гравитационное излучение подчиняется общему закону изменения плотности излучений с расширением Вселенной (от размера в минус 4 степени), то сейчас это излучение вокруг нас имеет плотность на 12 порядков ниже, то есть: 7*10^-33 … 2*10^-31 г/см^3. Для сравнения: барионная масса вокруг нас имеет плотность 4*10^-31 г/см^3, а реликтовое излучение 4*10^-34 г/см^3. Вполне приемлемая оценка для гравизлучения – с одновременным объяснением, почему Планк не видит черного пятна (но вполне возможно, что слабое похолодание реликтового излучения вокруг этой сравнительно небольшой дыры и объясняет Холодное Пятно). Так что торпеда, судя по всему, пролетает мимо. Я не готов ответить на вопрос – каков размер дыры сейчас, в настоящее время, (хотя мы её, настоящую, и не видим) и как будет меняться лямбда со временем.

Я столько раз сталкивался с невнимательным чтением своих статей моими критиками, что мне не составит труда еще раз напомнить, что гравитационные волны в обсуждаемой модели НЕ оказывают НИКАКОГО ПРЯМОГО динамического влияния на динамику Вселенной – ни на гравитацию, ни на антигравитацию. Так что потрясать каким-то теоремами на это счет, как это делала пара странных поляков, абсолютно бессмысленно. Фон реликтового гравитационного излучения делает только одно: он принимает в себя гравволны, порожденные при слиянии черных дыр, теряющих суммарную массу, и снова увеличивает их массу при поглощении. (Так нейтрино уносит температуру нейтронной звезды, но само на динамику звезды не влияет - насколько я знаю). Именно переменное поле черных дыр и правит миром, но это не мое достижение, а очень умного поляка Марека Кутчеры, который был приятно удивлен – согласно нашей переписке – таким возрождением интереса к его метрике.

Против моей теории уже выступило немало академиков-гравитационистов. Мое нежелание соглашаться с их доводами (обычно словесными) может кого-то удивить. Это же академики, которые просидели всю жизнь на (квантовой) космологии!!! А я всего лишь опубликовал три статьи на эту тему. Как же я могу им противоречить? Это как если бы сержант стал возражать генералам! Тут такое дело – не хочу никого обидеть (хотя все равно обидится, кто прочитает), но современные космологи-теоретики – это генералы, которые учились по учебникам (пусть даже и свои писали). Пороха они не нюхали. Я не могу припомнить ни одного ныне живущего космолога-теоретика, который бы создал теорию (пусть даже локального космологического эффекта), которая бы не только объяснила что-то реально наблюдаемое, но и удачно предсказала бы что-то из наблюдаемых эффектов. Разве что Сюняев, который соавтор эффекта Зельдовича-Сюняева. Если кто подскажет кого-то еще – буду благодарен.

Я же теоретик, который вся время (уже почти сорок лет) работал с реальными космическими объектами, которые имеют довольно сложное математическое описание. Я опубликовал десятки теоретических моделей, которые хорошо описывают реальность, причем среди этих моделей есть предсказательные – и успешно подтвердившиеся. При этом я никогда не создаю математических моделей, которые не были бы физически прозрачны и убедительны (для меня конечно). Я прекрасно знаю, чем правильная математическая модель отличается от неправильной, и в чем сила правильной физической модели, которую не приходиться все время латать как дряхлый автомобиль. Это трудно передать словами. Представьте двух геологов, один из которых провел все время в поле с молотком, а другой всю жизнь только читал учебники. Разница не в знаниях, а в полевом/фронтовом чутье. С высоты этого опыта, я рассматриваю модель Фоломешкина-Логунова как категорически неправильную, а когда Новиков в своей модели антигравитации продемонстрировал бесконечные скачки гравитационного потенциала, я потерял к ней интерес. Так что я – сержант, который провел свою жизнь в окопах, и когда я пришел в штаб к генералам-космологам, а они предложили мне картонную каску и деревянный автомат, я на это не купился. Может, я не прав – время покажет. Но если я не прав, то никакого сожаления не буду испытывать - это мое право теоретика: очевидно, что 99.9% (не уверен, может 99.99%) статей, которые печатаются в квантовых космологических журналах, неверны (не имеют отношения к реальности - просто по взаимной противоречивости). В ответ на похвальбу какого-то теоретика, который заявил, что он открыл обсуждаемый эффект заметно раньше, но не придал ему значения - кажется, Ландау сказал, что лучше бы он промолчал, потому что не открыть каждый может, а вот открыть и не понять – это позор. Так что аккуратнее бы генералам надо быть, повнимательнее.
Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)