Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Одна важная битва

Суббота, 09 Декабрь, 03:12, ksonin.livejournal.com


Три месяца назад экономист Андрей Илларионов учинил интеллектуальную диверсию – написал в блоге текст, который меня не отпускает. Казалось бы, чего тут такого – Илларионов вон в Чубайса, который был министра по экономическим вопросам двадцать лет назад, как вцепился, так и не отпускает, да и во многих ещё вцепился. Проще перечислить тех, с кем он не воюет. Но этот его текст – совсем про другое. Тут даже не важно, что Андрей - экономист. Он выбрал 30 самых важных битв в истории России, за все века.

Там в списке много спорного. Было бы странно, если бы было по-другому и у менее контрарианского автора. (Cписок, на который реагировал Андрей, и вовсе абсурдный.) Например, судя по тому, что в тридцать самых важных битв вошли шесть поражений Советской армии во Вторую мировую войну, можно засомневаться кто эту самую Вторую мировую выиграл. Конечно, странно не упоминать в русской истории «Киевский котел», когда в плен попало рекордное в мировой истории число солдат, но, по факту, эти кровавые поражения не оказались решающими. Не они определили ход русской истории. Но я не про это хочу написать – про каждый эпизод можно спорить. И каждый эпизод чем-то заслуживает включения в список.

Я просто хочу добавить одну битву. Я не говорю, что это главная битва России. Всего лишь – что если составлять список «важных битв русской истории», её не нужно забывать. Это 1807 год, битва при Прейсиш-Эйлау.

Понятно, почему ее забывают. Во-первых, битва закончилась не победой русского оружия, а вничью. Во-вторых, она была частью кампании, которая закончилась разгромом русской армии под Фридляндом. В-третьих, командовал русской армией Леонтий Беннигсен – мало того, что ограниченный, упрямый лифляндец. Он ещё оказался на «неправильной стороне истории», поссорившись в ходе войны 1812 года с фельдмаршалом Кутузовым. Историк Доменик Ливен, удивляясь, почему русские не отмечают, собственно, победу над Наполеоном – уничтожение его армий в ходе кампании 1813-14 годов, захват Парижа, отстранение императора, восстановление старой династии и создание порядка, который обеспечил Европе десятилетия мира, предлагает, в качестве одного из объясений, очень простое. Русской армией в европейских походах командовали полковдцы с неподходящими для будущих историков именами - тот же Беннигсен, Михаил Барклай де Толли, Евгений Вюртембергский, Петр Витгенштейн, Фердинанд Винценгероде. Чем тут гордиться малограмотному патриоту? (Грамотный патриот, конечно, знает, что Витгенштейн родился в России и родной язык у него был русский.)

Кстати, девятнадцатилетний мальчик-адъютант Беннигсена, Евгений Вюртембергский, получил свой первый орден как раз за Прейсиш-Эйлау (а первое ранение – через полгода под Фридляндом). И он чему-то там в снежном буране под ураганным огнём, наверное, научился – потому что за следующие шесть лет его подразделение (бригада-полк-корпус-армия) ни разу не дрогнуло - ни под Смоленском, ни под Красным, ни на Бородинском поле, ни в Малоярославце, ни в Кульме, ни под Лейпцигом, крупнейшей битве войны. И везде одно и то же – несколько часов стояния под огнём и ударам превосходящих сил противника. Только вот в Париж его войска вошли первыми. Странно, что мы про него не читаем романов и не смотрим в телесериалах – он вошёл в Париж во главе русской армии в 24 года! Он написал книгу о том, как воевать с Наполеоном в 20 лет! Он был полковником в 8! Ну это-то "по записи", но остальные подвиги настоящие! Потому что он был принц? Вроде теперь это не запрещено... Потому что фамилия нерусская?! Так это, собственно, и не фамилия.

Прейсиш-Эйлау была одной из самых кровавых битв мировой истории – на 1807 год, конечно. Состояла она примерно в том, что с середины дня 7 февраля до позднего вечера 8 февраля русская армия беспрерывно отбивала атаки французской армии, которой командовал «звёздный состав» тогдашней европейской военной элиты – маршалы Ожеро, Ней, Мюрат, Сульт под непосредственным руководством величайшего полководца в истории – Наполеона. В этом и состояла великая победа – впервые за несколько лет европейских войн, битва Наполеона не закончилась разгромом в первые часы, а армия противника не бросилась врассыпную. К этому моменту Наполеон разгромил все континентальные армии по нескольку раз. Всего – чуть ли не сорок битв по одному и тому же сценарию – убийственная концентрация огня, стремительный манёрв пехоты, кавалерийские атаки на рассыпающиеся полки и преследование разгромленной армиии. Русская армия в битве под Прейсиш-Эйлау показала, что можно не дрогнуть. Через пять лет, в войне 1812 года, русские уже делали это раз за разом – все крупнейшие битвы кампании – Смоленск, Бородино, Малоярославец стали победами от того, что армия не побежала.

Крымская война 1853-55 была Россией проиграна, но благодаря тому как русская армия защищала Севастополь - вот так же, как в Эйлау и при Бородино, закончилась в сущности вничью.  Войны выигрываются такими битвами как Прейсиш-Эйлау. И не только русской армией. Две дивизии американских морпехов, составленные наполовину из наёмных головорезов, наполовину из добровольцев, студентов Йеля и Гарварда, пошедших на европейскую войну по призыву президента, остановили наступление немцев на Париж 15 июля 1918 года, последнее масштабное наступление немцев в Первой мировой. Битва при Сталинграде закончилась окружением и разгромом немецкой группировки, но решающим было не это окружение, а те месяцы, когда 62-я армия защищала несколько сот метров, отделявших гитлеровцев от Волги. (Кто не был из моих читателей в Волгограде – это моё самое большое впечатление: немцы за несколько месяцев не смогли пройти расстояние, которое, проходишь, прогуливаясь, за пять минут.) У Советской армии на знаменах и орденах были Суворов с Кутузовым, а по хорошему, по исторической правде – должен был бы быть Беннигсен. Суворов – это 1944-45 годы, но период, когда «ученики Беннигсена» спасали родину, был не менее важным.

В ХХ-м веке, с увеличением скоростей, появлением машин, танков и поездов, умение «стоять до конца» перестало быть таким важным. Промедление с отступлением армий Юго-Западного фронта из Киева привело к одному из самых кровавых поражений в российской истории и что толку, что генерал Кирпонос и его штаб погибли с оружием в руках? И всё же какой-то смысл в этом был – в том, что русские командиры исторически привыкли стоять до конца - и когда надо, и когда не надо. Французские генералы сдали свою республику гораздо легче. (Между прочим, Францию подвели вовсе не политики – они-то как раз держались до конца, а кое-кто и погиб – в отличие от генералов.) Даже английские - такие же победители Гитлера как наши, если не считать, что они воевали с ним на год дольше - сдали Сингапур японцам фактически без боя...

Я бы в «списке 30 битв Илларионова» и другие бы поменял. Можно понять отсутствие Куликовской битвы (результат был незначительным) или Кунерсдорфа (Пруссию спас случай, но спас же), хотя отсутствие «операции Багратион» понять труднее. Но вот битву при Прейсиш-Эйлау мне хочется добавить в любой список важнейших битв русской истории. Потому что там что-то было выучено навсегда.

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)