Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Европейские ультраправые и арабский мир

Среда, 01 Июнь, 12:06, wolf-kitses.livejournal.com


Оригинал взят у wsf1917 в Европейские ультраправые и арабский мир

Илья Баскарёв

Данная статья посвящена проблеме  кооперации между различными европейскими ультраправыми организациями  и  правящими режимами арабского востока, начиная с завершения Второй мировой войны. Стоит отметить, что подобного рода отношения  имеют достаточно долгую историю и ведут свои корни от контактов немецкой разведки с  арабскими националистами в 30-х. Тогда для молодых офицеров Третий рейх казался именно той силой, которая способна сокрушить Британскую империю, освободить арабский мир от унизительной колониальной зависимости. Но время этих офицеров пришло уже после войны.

Та антизападная [в первую очередь числе антимарксистская – марксизм несовместен с традиционным обществом, и, следовательно, со всеми формами «национального освобождения», предполагающими его возрождение, а не снос; либерализм же оказывается вполне совместимым. wsf1917], антилиберальная идеология, которой руководствовалась значительная их часть, не могла не привести их к сотрудничеству со столь же антидемократически настроенными правыми.

23 июля 1952 г. в Египте произошел государственный переворот, приведший к власти националистическую организацию «Свободных офицеров». Сформированный его членами  совет революционного командования возглавил популярный в стране генерал Мохаммед Нагиб, его заместителем стал тогда еще неизвестный полковник Гамаль Абдель Насер. Новое руководство страны заявило о необходимости избавить Египет как от присутствия британских войск, которые по англо-египетскому договору 1936 г. контролировали ряд баз в районе Суэцкого канала, так и от коррумпированных деятелей прежнего режима, запятнавших себя сотрудничеством с оккупантами. Впрочем, какой-либо программы офицеры не имели – считалось, что, свергнув короля Фарука и выгнав из страны англичан, армия должна будет вернуться в казармы, оставив власть гражданским. Но вскоре  стало ясно, что офицеры пришли, чтобы остаться надолго, – в 1953 страна превратилась в республику, в которой Нагиб и Насер стали соответственно президентом и премьером.

И если коммунисты восприняли новую власть достаточно сдержанно (очень скоро многие марксистские организации Египта были разгромлены, а их лидеры оказались в тюрьмах и концлагерях), то европейские правые увидели в антиизраильской и антизападной риторике насеровского  режима ту самую силу, которая способна поднять третий мир на борьбу как с либеральным Западом, так и с коммунистическим Востоком. В том же 1953 г. Каир посетил Френсис Йоки – знаковая фигура среди европейских неофашистов.

Родившись в Чикаго, он принимал участие  в деятельности практически всех ультраправых организаций, функционировавших в США в 30-е  и 40-е г. – германо-американском союзе, Серебряном Легионе, Партии Национального возрождения и т. д. Собственно, именно Йоки заложил основы своеобразного «левого поворота» ряда ультраправых организаций после Второй мировой войны. В своей статье «Что стоит за повешением 11 евреев в Праге», посвященной судебному процессу по делу Рудольфа Сланского, генерального секретаря компартии Чехословакии, он писал, что подобными действиями Сталин очищает коммунизм от еврейского влияния, превращая его в союзника ультраправых в их борьбе с США. Таким образом, Йоки пришел к пониманию того, что Третий мир способен противостоять еврейско-американскому доминированию, и, исходя из этого, он долгое время пытался создать определенный альянс неофашистов и левых, посетив с этой целью Восточную Германию, Кубу (после прихода к власти Кастро) и Египет.

В Каире Йоки лично встречался с Насером (о котором он отозвался как о  «великом и энергичном человеке»), а позже некоторое время сотрудничал с департаментом информации по линии антисионистской пропаганды1. Впрочем, он был не единственным европейцем, работавшим там. Иоганн фон Леерс, в свое время трудившийся в ведомстве Геббельса, после войны бежал в Египет, принял ислам (став при этом Омаром Амином) и поступил в тот же департамент на должность политического советника.

Жил он в Маади в предместье Каира, где в мае 1957 г. его навестила Деви Савитри, религиозный философ британского происхождения (ее настоящее имя было Максимиани Портас), которая в годы войны попыталась объединить национал-социализм с индийскими верованиями. Впрочем Савитри, будучи более оккультистом, нежели политиком, мало интересовалась текущей действительностью. Она расспрашивала фон Леерса о Берлине 30-х г., посетила пирамиды и развалины Амарны, бывшей столицы фараона Эхнатона, а вскоре через Александрию отплыла в Бейрут2. 

Ближний Восток использовался нацистами как  один из основных пунктов для эмиграции по нескольким причинам. Во-первых, хорошо налаженные связи с этим регионом существовали еще до войны и осуществлялись они, в частности, через немецкую диаспору в Каире. Стоит отметить, что местная секция NSDAP/AO (Зарубежная организация НСДАП) была основана в Египте еще в 1926 г., причем ее основателем был Альфред Гесс, брат второго после Гитлера человека в НСДАП, Рудольфа Гесса3. И уже в том же 1926 г. ее численность составила несколько сотен человек.  Во-вторых, нацистские идеи пользовались большой симпатией среди значительной части египетского истеблишмента. Многие чиновники высшего ранга, включая самого короля Фарука, в то время как части Роммеля продвигались к Каиру, высказывались в поддержку Германии. И подобное отношение не ограничивалось Египтом – в Ливане уже в 1936 г. была основана одна из крупнейших правых партий в регионе «Катаиб». Ее лидер Пьер Жмайель еще в 1936 г. посетил Олимпиаду в Берлине  и был восхищен  Германией и лично Гитлером. Впрочем, нельзя также не отметить, что, несмотря на определенные заимствования (члены «Катаиб» носили коричневые  рубашки, использовали в качестве приветствия «римский салют» и т. д.), идеологически партия Жмайеля держала определенную дистанцию с европейскими фашистскими объединениями. Именно подобные симпатии и помогли многим бывшим чиновникам третьего Рейха найти надежное убежище в арабском мире.

Однако бывшие нацисты помогали арабам не только как эксперты по антисемитизму. В июне 1953 г. Отто Ремер, бывший телохранитель Гитлера и основатель  первой после войны партии, открыто декларировавшей свое родство с НСДАП – социалистической имперской партии Германии, на страницах издававшейся в Аргентине газеты «Дер Ваг» (нем. «Путь») пишет:  «Создание сильной арабской армии есть немедленная и прямая обязанность всех немецких патриотических сил, которые готовы предложить для этого своих лучших людей»4. Сам Ремер, после того как его партия была запрещена в 1952 г., а сам он осужден на три месяца, отправился в Египет в качестве военного советника. В этом он не был первым  – многие бывшие военные стран Оси служили на тот момент в арабских армиях, преимущественно в Египте и Сирии. В последней, к примеру, в 1946 г. на службу заступил Мато Дуковач, в годы Второй мировой воевавший в ВВС Независимого Государства Хорватии.

С началом первой арабо-израильской войны капитан Дуковач командовал 1-й эскадрильей сирийских ВВС, базировавшейся в Ливане в долине Бекаа, и совершил несколько вылетов на самолете Т-65.  Но  основная часть военных специалистов все же осела в Египте. По некоторым данным, в 1953 г. Каир посетил Отто Скорцени, в чьи задачи входила вербовка советников для службы в египетской армии. Так в ней оказались генерал-майор Оскар Мюнцель, генерал-лейтенант Вильгельм Фермбахер, Иоахим Даймлинг, бывший глава отделения гестапо в Дюссельдорфе, Леопольд Глейм, служивший в гестапо в Польше,  и ряд других чинов СС и Вермахта. Общее же число немецких военных, служивших в египетской армии между 1950 и 1957 гг., не превышало 606. Кроме того, с помощью немецких специалистов в 60-х гг. египетские власти на заводе в Хелуане вели разработку ракеты «Ал-Кахир».

Около 800 немецких и австрийских специалистов, нанятых с помощью Скорцени, работало на правительстве Насера. Впрочем, подобные действия обратили на себя повышенное внимание израильской разведки Моссад и лично ее руководителя Исера Харэля. Была начата операция «Дамоклов меч», в ходе которой ряд немецких ученых, работавших на правительство, получили по почте  посылки со взрывчаткой (несколько человек при этом погибло). В итоге практически все ученые покинули Египет, а проект пришлось закрыть. Удалось изготовить лишь несколько ракет с восьмикилометровой  дальностью и крайне низкой точностью попадания. Без особого успеха они были использованы в Войне Судного дня7.

Раскол среди европейских правых внесла война в Алжире. Во Франции бывший СС-овцы и коллаборационисты вступали в такие организации, как ОАС («Секретная Армейская Организация») и «Молодая Франция» (во время «недели баррикад» в Алжире 24 января – 1 февраля 1960 г. символ «Молодой Франции», кельтский крест, встречался практически повсеместно, тем самым подтверждая, что «черноногие», алжирские французы идентифицируют себя в русле неофашистской политический традиции8). В то же время многие из немецких военных советников,  служивших в египетской армии и госструктурах, оказывали активную поддержку алжирскими повстанцами. Как писал Омар Амин фон Леерс: «Одна вещь уже стала ясной – все больше и больше патриотически настроенных немцев присоединяются к арабскому восстанию против звериного империализма. Так, в Алжире половина отделения немецких солдат, перерезав глотки французским офицерам и унтер-офицерам, перешла на сторону алжирцев и приняла ислам. Это хорошо!».

Но  особую активность в деле помощи алжирским повстанцам проявил швейцарский банкир  Франсуа Жену. В 1958 г. он основал Арабский Коммерческий Банк, через который шли все финансовые потоки  Фронта Национального Освобождения. Затем, при его немалом содействии, в марокканским Танжере была основана импортно-экспортная кампания Арабо-Африка, занимавшаяся поставкой оружия алжирским повстанцам8. Параллельно  с этим в Дамаске перебравшимся туда к тому времени Отто Ремером и бывшим СС-овцем и советником сирийским спецслужб Алоизом Брюннером была основана Восточная Торговая Кампания, основной деятельностью которой также было снабжение ФНО.

В 60-х гг. наступил новый этап сотрудничества ультраправых с арабскими режимами, начало которому положил бельгиец Жан Тириар. Марксист в молодости, он в годы оккупации сотрудничал с немцами, за что после войны и был осужден на три года. Выйдя на свободу, Тириар продолжил активно участвовать в политической деятельности и в 1962 г. основал организацию под названием «Молодая Европа».

Вслед за Йоки, Тириар  призвал европейцев к союзу с СССР, для  того, чтобы противостоять амбициям США. Тириару принадлежит идея «Европейской революции», которая совершит то, что не удавалось до сих пор никому, – объединит всю европейскую цивилизацию от Дублина до Владивостока  в единое целое. Для этого были необходимы силы. Поэтому в начале 60-х гг. Тириар серьезно сотрудничал с ОАС, благодаря чему многие боевики «Молодой Европы» смогли пройти обучение в лагерях этой организации, расположенных преимущественно на территории франкистской Испании. Но этого явно было недостаточно, и тогда Тириар повернулся лицом к третьему миру.

Это привело его сначала в Бухарест, в котором Тириар при посредничестве румынских спецслужб встречался с Чжоу Эньлаем, а в 1968 г. и в Багдад, где Тириар вел переговоры  с президентом страны Ахмедом Хасаном Аль-Бакром и его заместителем Саддамом Хусейном. Целью переговоров было создание на территории Ирака тренировочных лагерей для подготовки боевиков «Молодой Европы» для их дальнейшей борьбы за «Европу от Дублина до Владивостока», предполагавшую свержение проамериканских правительств в европейских странах. Со слов Тириара, ему почти удалось добиться согласия иракцев, но в последний момент под давлением СССР Аль-Бакр предпочел отказать. Тогда прямо из Багдада Тириар отправляется в Каир, где также безуспешно встречается с Насером9. Отчаявшись найти поддержку  у официальных властей, он обратился к палестинцам, и на этот раз его ждал определенный успех – после встречи Тириара с Жоржем Хаббашем, лидером Национального фронта Освобождения Палестины,  несколько десятков членов «Молодой Европы» отправились в лагеря  НФОП на территории Иордании.

Впрочем, вскоре после ссоры НФОП с ООП, возглавляемой Ясиром Арафатом, им пришлось покинуть Ближний Восток. Однако этим сотрудничество «Молодой Европы» и палестинцев не ограничивалось. Так, 3 июня 1968 г. в столкновении частей ФАТХ и израильской армии погиб член «Молодой Европы» Роджер Кудрой. 33-летний бельгиец,  в том же 1968 г.,  будучи отправлен компанией «Пежо» в Кувейт, внезапно уволился и вскоре, 3 июня 1968 г., погиб в столкновении отряда ФАТХ с израильской армией. Еще раньше в ходе рейда ФАТХ в районе Суэца погиб другой член «Молодой Европы»,  немец Карл фон Кина10. 

В целом, на протяжении 70-х и 80-х гг. именно немецкие ультраправые группы проявили наибольшую активность в деле сотрудничества с палестинскими организациями. Первая попытка установить подобного рода контакт относится к 1967 г., кода в ходе шестидневной войны из членов небольшой националистической организации «Bund Heimattreuer Jugend» («Лига патриотической молодежи») был сформирован «Резервный корпус Аравия», призванный сражаться на стороне арабов. Также соответствующее объявление было дано на страницах националистически ориентированной «Немецкой национальной газеты», издававшейся в Мюнхене. Впрочем, попытка не увенчалась успехом, ибо командование ФАТХ, к которому и обратилось командование корпуса, оказалось не заинтересовано в немецких добровольцах. Три года спустя Удо Альбрехт, основатель и глава «Фрайкор Адольф Гитлер», смог все же добиться того, чтобы небольшой отряд неонацистов с ним во главе был принят в тренировочных лагерях палестинцев на территории Иордании. В том же 1970 г. во время «черного сентября» им довелось принять участие в столкновениях между палестинцами и иорданской армией, закончившимися изгнанием ООП из Иордании и ее перебазированием в Ливан. После ареста Альбрехта в 1976 г. контакты с палестинцами поддерживались через Манфреда Редера, лидера «Немецких групп действия». Так, Редер  посетил Ливан, где встречался  с заместителем Арафата Халилем Аль-Вазиром, известным также как Абу Джихад.

Последний, впрочем, не был заинтересован в развитии дальнейших связей с неонацистами. Несколько больших результатов удалось достичь Карлу-Хайнцу Хоффманну,  возглавлявшему группу правых экстремистов, известную как «Военная спортивная группа Хоффманна».

Еще в 1979 г. Хоффманн вышел на контакт с палестинцами, поставив им несколько  грузовиков. В дальнейшем, по итогам его переговоров с палестинцами,  пятнадцать боевиков группы отправились в Ливан, где прошли тренировку в лагерях ООП. Также Хоффманн занимался тем, что перепродавал палестинцам устаревшее вооружение, которое ему удавалось доставать в арсеналах бундесвера. 19 декабря 1980 г. боевиками «Военной спортивной группы» был убит немецкий еврей, издатель Шломо Левин, что привлекло к ультраправым значительное внимание немецкой полиции. Еще позже  26 сентября того же года один из боевиков «Военной спортивной группы» Гундольф Келер привел в действие взрывное устройство недалеко от входа в место проведения фестиваля «Октоберфест» в Мюнхене. В результате, помимо самого Колера, погибло  13 человек, еще 200 было ранено. Не дожидаясь завершения расследования теракта, члены группы Хоффманна предпочли на время исчезнуть, отправившись в Ливан, где они поселились в лагере ООП в Бир-Хасан.

В 1981 г. по возвращению из Ливана десять членов «Группы» были задержаны немецкой полицией, а еще раньше в  июне того же года сам Хоффманн был арестован в аэропорту Франкфурта при попытке выбраться из страны (впрочем, настоящий убийца, Леви Уве Берендт, остался в Ливане, где позже покончил с собой). Однако еще значительное время после его ареста палестинцы укрывали у себя немецких экстремистов, которым на родине грозило тюремное заключение. Так, например, Одфрид Хепп, бывший боевик группы Хоффманна, прошедший подготовку в Ливане и осуществивший в 1982 ряд взрывов на американских военных объектах в Западной Германии, в  том же году бежал в Тунис, где присоединился к базировавшемуся там «Фронту Освобождения Палестины».

Хепп был арестован в Париже в июне 1985 г. на квартире у одного из членов ООП. Однако четырьмя месяцами позже, седьмого сентября, бойцы ООП захватили круизный лайнер «Ахилле Лауро», когда тот двигался из Александрии в Порт-Саид, и в числе заключенных, которых они потребовали освободить, значилось и имя Хеппа (операция не увенчалась успехом – после длительных переговоров палестинцы согласились покинуть лайнер в обмен на самолет до Туниса, в котором на тот момент находилась штаб-квартира ООП).

Однако сотрудничество европейских правых и палестинцев не ограничивалось тренировкой боевиков и укрывательством беглых преступников. Все тот же Франсуа Жену  активно финансировал Народный Фронт Освобождения Палестины Жоржа Хаббаша, и в 1972 г. он был обвинен в помощи боевикам НФОП, угнавшим  Боинг-747 компании «Люфтганза».

В 90-е сотрудничество между ультраправыми и арабскими режимами постепенно начало сходить на нет. Отдельные попытки, впрочем, предпринимались – так, в 90-х Ливию на правах гостей внешнеполитического ведомства этой страны посетили два представителя Британского Национального Фронта, Ник Гриффин и Дерек Холланд, попытавшись заинтересовать Муаммара Каддафи в поддержке своей организации. Единственным, что им удалось получить, было несколько сотен экземпляров «Зеленой Книги», а после того, как ливийцы узнали о «фашистской» репутации Национального Фронта, все связи и вовсе  были разорваны.

Подводя итог многолетнему сотрудничеству европейских ультраправых с  арабским миром, можно сказать, что во многом оно было продиктовано самой исторической логикой развития событий. Отторжение западных ценностей либерализма и демократии невольно толкало обе стороны в объятия друг другу.

Вместе с тем, относительно низкая плодотворность этого сотрудничества была вызвана,  прежде всего, слабостью самих ультраправых,  в силу которой они представляли мало интереса для своих арабских партнеров.

http://www.lib.csu.ru/vch/178/012.pdf

P.S. Это сотрудничество отнюдь не завершилось в 1990-е годы. Скажем, учитель Брейвика английский неонацист Пауль Рей из English Defense League, как раз был пропалестинской ориентации и вполне подкреплял свои убеждения делом.

"The Times also tells us that it has discovered a photograph of Mr Ray holding an AK47 rifle in Palestine.

This photo is reproduced inside the paper, although no further details are given. One wonders how the photo reached the Times, and whether some mischief is at work here.

The photo shows Ray (at that time using the names “Paul Andrews” and “Paul Cinato”) with some other foreigners holding guns: the context here is that Ray had gone to Jericho with some pro-Palestinian activists who had come to Israel to join the International Solidarity Movement
».

Собственно, европейские (в том числе английские наци из EDL) выступают против мусульман только в Европе, а когда они убивают евреев в Израиле – вполне за, поскольку антисемитизм (в форме идеи «мирового еврейского заговора» и связи между евреями и (коммунистическими) революциями) много более важная часть их идеологии, чем ситуативная исламофобия. Да и идейное родство двух правых движений сказывается.

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)