Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Мысль скажу, не обижайся: про магнитофон, блог, наше общение и про человека

Вторник, 19 Апрель, 13:04, ivanov-petrov.livejournal.com


Бродя по ссылкам, я как-то оказался на женском форуме, там обсуждали семейные проблемы и способности. И в данном случае затравкой обсуждения был текст, на примере которого автор пыталась объяснить нечто важное другим женщинам и примкнувшим к ним до неотличимости девушкам.

Там некая девушка, долгое время ведущая независимый образ жизни, решила выйти замуж. Подруга интересуется - зачем? Все у тебя есть, и деньги, и секс, и достаток. Ребенок нужен - для этого необязательно, так к чему ты ищешь сложности? Желающая замуж пытается объяснить: Ну, понимаешь, вот, к примеру, зимнее утро, красота, и ты хочешь пойти на лыжах, и ты с мужем берешь и отправляешься гулять на лыжах, здорово, правда? Подруга: А что, приятелей, знакомых у тебя нет? С ними пойти. Девушка, желающая замуж: Ну их же уговаривать надо, у них другие планы, настроения, не делается так, чтобы сразу - утром решил и пошли, им надо за неделю, а потом они откажутся, или потом будут с кислыми рожами, не получится... А тут рядом, сразу - захотел - и вот с прекрасным настроением пошли гулять! Подруга: А мужа не надо уговаривать и договариваться? Девушка, желающая замуж: ???!! Ты что? Правда?

Есть такая метафора: когда мы читаем книгу, мы разговариваем с ее автором. Люди науки часто говорят: вот, захотел поговорить с Ньютоном или Аристотелем - можно взять их сочинения и почитать. Чтение книги - это разговор с творцом идей, ты с ним в непосредственном общении, ты видишь, как он выстраивает мысль, как ее обосновывает. Так можно с классиком науки или с творцом художественного произведения - поговорить, увидеть и понять. Эта метафора приводится, чтобы отличить чтение оригинального авторского текста от знания цитат или пересказа тех мыслей у других авторов. Мол, то, как пересказали Аристотеля или Дарвина - это одно, а что они сами тебе скажут при чтении - это другое.

Это верно, конечно, но, как всегда, отчасти.
(c) zh3l
Вот продолжение этой мысли. Я нажимаю кнопочку малую и слушаю, как мне поет Михаил Щербаков, автор сложный и нравный, человек не публичный, и я с ним не знаком, и я не могу к нему подойти, хлопнуть по плечу, сказать: "Пой" - и чтобы он мне тут же запел. Это немыслимо. Я открываю книгу - и разговариваю с человеком, который вообще умер. Что-то я запнулся в понимании - и верчу страницы назад, и автор послушно повторяет то место, которое я не очень понял.

А в реальности, если даже автор жив, мне очень не просто с ним поговорить. Даже если я знаком - мне надо договориться о встрече, а он иногда в другой стране или ином городе. Нам надо подстроить жизнь, встретиться на немногие часы, у нас разные дела и заботы, у него или у меня может не быть настроения или сил, и мы будем долго выкарабкиваться из незначимых вступлений, вежливости, пустого трепа. А потом может оказаться, что у него или у меня тяжелый характер, или что он не хочет говорить мне те свои мысли, у него другое на уме. Короче, Михаил Щербаков, даже если б я с ним был знаком, не хочет мне петь сразу, как только я его хлопну по плечу. Он живой человек, это более чем понятно, и я ведь не буду разговаривать с кем угодно когда угодно на любую тему. Я не магнитофон.

Это очень важная разница. То, что опубликовано и предназначено для публичного просмотра, уже пожертвовано автором всем читателям и слушателям. Есть мнение, что автор свое творчество "продает", я не буду сейчас спорить - мне очевидно, что тут смешиваются разные вещи, автор продает и может продать нечто иное, а сам результат творчества всегда может быть только пожертвован, подарен. И вот автор отказывается от части себя, его произведение в публичном доступе, и я всегда могу отлистать назад, нажать кнопочку и слушать его с любого места.

Но это не разговор с автором. Достаточно представить настоящий разговор. В настоящем много меньше концентрация того, что "по делу". Живого человека еще вытащить надо на нужный тебе разговор и тему, это долго, трудно, это не получается, он вообще может обидеться, что ты вот сейчас от него хочешь такого разговора, а у него на душе совсем иное и вообще зуб болит. Человек не магнитофон, он не позволит с собой обращаться функционально, когда надо от него изложение таких-то теорий - и он тебе их надиктовывает. Он просто пошлет, если к нему так подойти. Функциональность в общении - это хамство.

От прежних культурных традиций (по определенным причинам они возникли) осталось и сейчас сохраняется такое представление, что "за информацией" удобно обратиться к кому угодно и когда угодно. Вот в блоге, хотя бы - ты берешь и спрашиваешь кого-то, и он должен ответить, и вообще - за спрос не бьют, может, он не ответит, но спросить-то можно без всяких реверансов? Даже если ты перед тем его обозвал, или вы раздраженно поговорили - ну и что, что обижается, я ж просто спрашиваю вполне конкретные сведения? Это ж сеть, это ж блог.

В связи с изменением технологий несколько тысяч лет назад и той первой "революцией Гутенберга", которая называется изобретением письменности, когда интеллектуальные результаты стало возможным отделять от носителя интеллекта, мы получили разные технологии отложенного общения. Потом мы добавили к буквам звуки и вид, автор может быть перед нами уже прямо в кадре, уже просто через экран. И с ростом этих возможностей техники возникает совсем новая задача, которой раньше не было: что считать человеком? Что считать разговором, прямым общением? Человек требует подхода, уважения, общение с ним выстраивается постепенно. Там возникает важнейшая проблема, которую придется решать современной культуре - проблема авторитета.

Есть всеобщий принцип, который считается сейчас очевидным: демократический принцип общения равных. Я не о том, когда он нарушается, я о том, что он считается по умолчанию правильным: мы живем иногда не демократически, но это мы считаем нарушением, это несправедливо, надо иначе. Хорошо бы, чтобы иначе. Получится или нет, что надо сделать, чтобы было демократически, чтобы мы все были на равных, могли высказать свое мнение - это другой круг вопросов.

И вот наряду с этим принципом есть ему противоречащий. Очень древний принцип: вопросы истины не решаются большинством, истина - не предмет мнений. Даже если всего один из миллиардов думает верно, прав - он, даже если его нет - это значит лишь то, что все миллиарды ошибаются. Как устроить, скажем, сообщество ученых? Если с одной стороны они - современное сообщество, и по умолчанию мыслится, что они равны в некотором отношении, каждый может высказаать, оспорить и прочее, а с другой стороны - это сообщество по поводу вещи, относительно которой равенство бессмысленно? Пока, по факту, сообщество выстраивается демократически, а принцип авторитета (уважения к тому, кто прав) используется в малой степени.

Это настолько трудная проблема, что большинство не могут понять, что она существует, а немногие понимающие быстро предлагают решение. Несколько поспешное. Я напомню случай, когда Свасьян учил студентов. Он вел читал лекцию о Платоне, и некий студент стал делиться своими мнениями о том, что следует думать о Платоне, при том, что сам студент Платона еще не читал. Лектор сообщил, что их мнения неравноправны: студенту следует выучить то, что ему сообщает лектор о Платоне, а потом сдавать этому лектору экзамен, где лектор будет решать, верно ли студент понял дело. Студент был изумлен и рассержен: его мнение не ценно! ему не дают высказаться! мнение другого человека оказывается почему-то априори более важным, чем его! да этого просто не может быть в современном обществе.

Как должно быть выстроено общество людей и общение людей, чтобы соответствовать двум противоположным принципам - демократическому принципу и принципу авторитета. Как отличить ситуации, когда правильно вести себя по одному алгоритму, а когда - по другому. При решении каких вопросов можно свободно высказываться, критиковать что угодно и на равных голосовать, а при решении каких - молчать в тряпочку и ждать, что скажут мудрые? В случае крайней необходимости выбирая момент, чтобы уважительно попросить помощи в понимании?

Это всё тесно соединенные вопросы. Сейчас человека путают с книгой, разговор с чтением, живое общение в блоге с "коммуникацией", блоггера - со СМИ. Многое путают, нет смысла все перечислять. Поменяется всё. Не только технические средства - также и нормы общения. Со временем станет понятно, что идеи и их техническое воплощение поменяли формат взаимодействия людей, и придется выстраивать новые границы приватности и публичности. В ХХ веке было несколько революций, когда техника меняла устройство общества, - но так, как это было угодно обществу, там причина - не техника, а социальные установки. Это сделал телевизор, потом интернет, потом смартфон, и вскоре - вот-вот - это будет виртуальная реальность.

Как сейчас уже есть зачатки "телефонной этики" (кому можно когда звонить, в какой час, на какой номер, сколько может длиться звонок и многое другое), так появится множество новых правил (этикета, морали, этики, поведения) - как можно общаться с книгой, с записью, с человеком и чем они отличаются. И, в конечном счете - чем человек и общение с ним отличается от общения с отделенной от него информационной копией фрагмента его поведения.

Ведь в самом деле, мертвый автор намного удобнее живого. И книга много функциональнее, чем человек. Когда что-то опубликовано - с этим удобно взаимодействовать, там правит эффективность. Но по удивительным причинам многие думают, что и в общении с человеком тоже управляет эффективность, хотя это с очевидностью не так. С человеком так неудобно и так неэффективно, что впору подумать - а зачем с ним общаться?

Мне кажется, многие общаются с человеком на халяву - чтобы не тратить время на поиск информации, а по-быстрому спросить и узнать ответ на интересующий вопрос.

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)