Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

2 года тишины

Понедельник, 21 Декабрь, 16:12, superhimik.livejournal.com

Мало кто остался в светлой памяти
В. Цой.
«Кукушка»

   С момента, когда у нас зародилась мысль организовать FINES Project, прошло 2 года. Наверное, многие из вас потеряли надежду узнать результаты.
   
   Как я и думал, лаборатории (в том числе государственные), которые готовы работать с физическими лицами по договору, вопреки некоторым мнениям, существуют. Так что если у вас будут подобные нашей идее – смело идите и заключайте договор.
   Мы очень благодарны всем тем, кто оказал материальную помощь: все ваши средства были израсходованы на проведение биологических испытаний (superhimik, прости, но айфон ты на новый год в подарок не получишь).
   Мы проверяли, как пирацетам и фенотропил действуют на память в дозе 14 и 23 мг/кг соответственно.
   Напомню, зачем мы это делали. Во-первых, пирацетам и фенотропил в тесте по изучению условного рефлекса пассивного избегания при естественной амнезии не сравнивали. Во-вторых, в такой дозе фенотропил уже изучался, и мы хотели проверить достоверность полученного результата, который, напомню, свидетельствовал о том, что фенотропил в однократной дозе очень здорово усиливал память крыс-самцов линии Вистар. Картинки из диссертации Анны Ждановой по этому поводу – ниже.

 

   В своём опыте мы использовали животных той же породы и массы, вводили им ту же дозу лекарств в том же растворителе в то же время до начала обучающей сессии (за 60 минут плацебо и фенотропил, за 240 минут – пирацетам). Параметры тока, которым ударяли крыс в устройстве, были точно такими же, как в уже проведённом исследовании Анны Ждановой. Эта исследовательница изучала угасание условного рефлекса на 1, 7 и 14 дни после внутрижелудочного введения исследуемых веществ. В наших основных группах изучалось его угасание на 1 и 7 дни у одной группы и на 7 день у второй группы.
   Кроме того, лаборатория, которая взялась за испытания, сама решила поставить дополнительный мини-опыт на 18 животных (по 4-7 штук в группе) и смотреть УРПИ на 1 и 7 дни. Все результаты смотрите ниже.

     

   Во всех трёх опытах получается, что по 2 главным параметрам (число заходов и латентный период захода в тёмный отсек), которые обычно изучаются в опытах по УРПИ (условному рефлексу пассивного избегания), пирацетам и фенотропил статистически (P>0,05) не отличимы от плацебо.
   Но, к сожалению, вывода об отсутствии у исследуемых веществ влияния на память я сделать не могу. Пишу от своего мнения, так как оно расходится с мнением других членов команды.
   Дело в том, что крысы, которым вводили плацебо (пустышку), не забывали об ударах током. Таким образом, тяжело сказать, влияют ли изучаемые вещества на память. Если бы в контрольной группе (плацебо) крысы забывали об ударах тока, а испытуемые вещества не отличались бы от плацебо, тогда можно было бы говорить о неэффективности веществ.
   Сожалею я, естественно, о том, что исследование проведено, а итога нет.
   Почему так получилось, что крысы у Анны Ждановой забывали удары, а у нас – нет, мы сказать не можем. Возможно, играют роль неучтённые отличия в экспериментах. У нас использовались аутбредные крысы Вистар, а какие были в диссертации Ждановой (аутбредные или инбредные) – мы не знаем. Конструкция устройств для изучения условного рефлекса пассивного избегания также могла отличаться.
   Главный вопрос, который теперь стоит переда нами – что делать дальше. Пока мы это решаем. Рассматриваем 2 альтернативы:
   1.Изменить параметры эксперимента таким образом, чтобы животные быстрее забывали об ударах током, что повысит, как мы надеемся, дифференцирующую силу опыта. Один из простых способов – понизить силу тока и/или число ударов. Минусы такие: если будем ударять животных слишком мало и малым током, они могут всё очень быстро забыть и опыт снова потеряет свою дифференцирующую силу. Нужна середина. Во-вторых, мы уже не сможем сравнить свои результаты с результатами Анны Ждановой. Ещё один вариант – проводить изучение угасания рефлекса не через 14 дней, а через 28. Минусы те же.
   Возможно, понадобиться дополнительное исследование по определению того периода, через который об ударах тока забывает 80-90 % животных. По прошествии этого времени можно будет сравнивать исследуемые вещества с плацебо, не переживая о том, что в контрольной группе животные помнят об ударах тока в тёмном отсеке.
   2.Попытать счастья в другом опыте. К примеру, по изучению нахождения платформы в водном лабиринте Морриса. Здесь тоже есть минусы и подводные камни. Во-первых, этот опыт дороже из-за трудоёмкости. Во-вторых, он проводится несколько дней подряд и рассчитан на многократное введение исследуемого вещества. В-третьих, водный лабиринт Морриса используется для изучения пространственной памяти, за которую отвечает гиппокамп и которая слабо чувствительна к модуляции дофаминергической системы. Формирующаяся же при возникновении условного рефлекса пассивного избегания память является отчасти гиппокампзависимой, а отчасти – амигдалозависимой. Амигдала (миндалина) является частью дофаминергичнского тракта, поэтому если вещества обладают каким-либо воздействием на эту систему (в чём stelazin подозревает фенотропил), то лучше использовать опыт по изучению угасания УРПИ.
   Ещё раз всем спасибо за моральную и материальную поддержку.
   Мы дадим знать, что решили делать дальше. Думаю, что FINES Project не прощается с вами, а лишь говорит до свидания.

Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)