Поиск публикаций  |  Научные конференции и семинары  |  Новости науки  |  Научная сеть
Новости науки - Комментарии ученых и экспертов, мнения, научные блоги
Реклама на проекте

Развивающая роль сложной социальной среды

Понедельник, 03 Ноябрь, 02:11, wolf-kitses.livejournal.com
в тему того, как усложнение социальной организации стимулирует прогресс "умственных способностей" у связанных ею особей.
На колониальных чистиковых С.П.Харитоновым было показано, что у более социальных видов и исследовательская/манипуляционная активность сложней, птицы проявляют к ней больше интереса.
==================================================================
Манипуляционная активность люриков (Alle alle) и больших конюг (Aethia cristatella)
С.П.Харитонов
У морских птиц отмечен интерес к предметам окружающего мира, не имеющим отношения к процессу поддержания жизни и размножения. Птицы обращают повышенное внимание на выделяющиеся из фона предметы, пытаются их исследовать визуальным и тактильным способами. В наибольшей мере этот интерес отмечен у высокосоциальных морских птиц: люриков и больших конюг.

У них проявляется познавательная (когнитивная) активность. Манипуляционная деятельность (Дерягина, 1986) этих видов по уровню вполне соответствует низшим обезьянам (Mendes, Huber, 2004). Работа проводилась на о.Талан (59°20’ с.ш., 146°05’ в.д.), Охотское море, в1987–1988 и2008гг.; о.Медвежий (74°23’ с.ш.,19°02’в.д.), Шпицберген, в2005г. и о.Ионы (56°24’ с.ш., 143°23’ в.д.), Охотское море, в2009г. Большие конюги ощупывают клювами некоторые участки камней, хватают клювами цветные кольца друг на друге, ощупывают клювом блестящие металлические предметы ит.п. Большие конюги обрывали клювом цветы лапчатки, которые росли возле колоний. Поэтому на камни, где проходила клубная активность этих птиц, производилось выкладывание небольших предметов: разноцветных пластиковых колец для птиц, больших и малых канцелярских скрепок с цветной оплеткой, подсвечников от мелких свечек, женских заколок, кусочков цветного пластика, ярких пластиковых дисков.

С люриками проведено всего 5 выкладываний предметов на камни, в опытах использовались только цветные кольца для птиц. С большими конюгами проведено около 70 опытов со всеми вышеперечисленными предметами.
Большие конюги и люрики толкали предметы клювом, брали их в клюв, могли положить под себя или бросить через плечо (видимо, элементы гнездостроительного поведения, хотя конюги никакой подстилки в гнездо не приносят), просто перетаскивать с место на место (видимо, игра). Люрики хватали кольца всех предложенных цветов, однако первая реакция в каждом опыте была только на белый цвет. В цветовых предпочтениях больших конюг явно преобладали предметы белого и желтого цвета, как в первых, так и в последующих реакциях птиц. Значительное место занимали оранжевый и зеленый цвета. Наименее предпочитаемым в этом ряду оказался красный цвет.
Объяснить предпочтение белого и желтого цветов помогли наблюдения за реакцией птиц на свое естественное окружение. В своей повседневной активности конюги и люрики активно трогают клювом белые следы от помета на камнях. Вместе с конюгами в тех же каменных осыпях гнездятся ипатки. Цвет помета у них желтый, и пятна помета ипаток конюги тоже трогают клювом. Отсюда становится понятно преобладание выбора желтого цвета наравне с белым. Зеленый цвет тоже знаком большим конюгам: эти птицы часто перебирают клювом растущие возле камней травинки.
Однако оранжевый цвет задал откровенную загадку. У конюг ярко оранжевый клюв, казалось бы, оранжевый цвет тоже знаком птицам. Однако, в июне, когда клювы больших конюг оранжевые,  реакция на предметы этого цвета была слабой. Сначала июля у больших конюг начинается линька, и оранжевые щитки с клюва начинают опадать. Почему-то именно в это время реакция больших конюг на оранжевые предметы резко усилилась. Объяснить подобное изменение реакции на оранжевый цвет пока не удалось.
В 13 опытах рядом с“обычными” предметами (цветные кольца или скрепки) подкладывались ярко-красные диски разного размера. Оказалось, что наличие яркого крупного предмета коренным образом изменяет реакцию и самцов, и самок больших конюг. Несмотря на то, что диски были наименее предпочитаемого красного цвета, птицы их достоверно чаще выбирали и при первой, и в последующих реакциях. То есть яркие крупные предметы не встречающегося в природе цвета оказались для больших конюг предпочтительней, чем предметы знакомых цветов.
Еще в 8 опытах был добавлен черный предмет. На черный предмет птицы реагировали хуже всего и только тогда, когда рядом были предметы других цветов. Реакция на черный была явно сходна с выбором: “яркий предмет–неяркий предмет”, где черный играл роль неяркого предмета. На отдельный черный предмет, без других цветных предметов рядом, конюги не реагировали. Это означает, что более яркие предметы еще и привлекают внимание к менее ярким.
Если конюгам предлагались яркие красные предметы (диски и пластиковая полоска), они выбирали не более крупный предмет, а тот, который оказывался к ним ближе.
В 9 опытах большим конюгам предлагался выбор из категорий: “менее сложный предмет– более сложный предмет”. “Сложность” и“простота” определялась следующим образом: брались предметы примерно одного размера, но одни с более сложной поверхностью, чем другие. Например– если предлагался выбор между цветным кольцом и подсвечником, более сложным предметом считался подсвечник– его форма была более изощренной. Если же выбор был между подсвечниками и женскими заколками для волос, то подсвечник считался уже “простым” предметом, а фигурно выделанная заколка– “сложным”. Результаты этих опытов были не столь выразительны, как в случаях с яркими крупными предметами, однако  у конюг обоего пола прослеживалась четкая тенденция к предпочтению более “сложного” предмета. Большие конюги предпочитали яркие предметы простым и менее ярким, даже если они были непривычного цвета.
Более яркие предметы стимулировали реакцию конюг на менее яркие. Сложные предметы предпочитались простым. Такая дифференцированность и такие предпочтения говорят о неутилитарности реакции выбора предметов большими конюгами. Стремление, при прочих равных, выбирать именно те предметы, которые отличаются от знакомых природных, я бы назвал интеллектуальным выбором.
До сих пор считалось, что: “у животных с внесезонным размножением есть “избыточная” энергия, которая может тратиться на исследование обстановки и ее деталей, на манипулирование, на игровую деятельность и…другие формы активности” (Алексеева, 1977). Для животных с сезонным размножением считалось, что вся энергия уходит на размножение. Во многих случаях это действительно так[1]. Однако результаты данного исследования показали, что некоторые виды с сезонным размножением, но живущие плотными сообществами, проявляют исследовательскую активность даже в сезон размножения.
Некоторые такие виды проявляют недюжинное любопытство и готовы отвлекаться от забот о размножении и социальной активности ради пусть и примитивного, но все же познания окружающего мира.
Примечательно, что такое поведение люриков и больших конюг напоминает поведение врановых птиц, умственные возможности которых выше, чем убольшинства других птиц. Однако, по морфологическому показателю умственных возможностей (отношение веса полушарий головного мозга к весу его стволовой части– индекс Портмана (Portman, 1947) –чистиковые примерно в2,5 раза ниже врановых. Каким же образом птицы с относительно невысоко развитым мозгом оказались столь “умными”? По моему мнению, причина интеллектуализации этих видов– сложная социальная система. Сложную социальную систему особям необходимо освоить и в этой системе жить. Это дает серьезное упражнение мозгу. В результате чего птицы с невысокими умственными способностями могут проявлять свойства, характерные для более развитых в умственном плане птиц. Один отход от утилитарной биологии (сложная социальная система люриков и конюг выше их биологических потребностей) порождает и развивает другое удаление от повседневной рутины– познавательную активность.
Наблюдения и опыты позволили собрать материал относительно познавательной активности идругих чистиковых птиц, гнездящихся рядом с большими конюгами. Малые конюги, конюги-крошки, белобрюшки, ипатки и топорики тоже образуют клубы на камнях. Однако уровень социальных взаимодействий там слабее. У всех этих птиц также отмечено изредка хватание клювом пятен лишайника (белобрюшки) или помета (ипатки, топорики) на камнях, ипатки трогали клювом растущие зеленые травинки. На выложенные на камни предметы эти птицы реагировали куда слабее больших конюг. Ипатки иногда брали предметы, но знакомых цветов– бордового, желтого и зеленого. Бордовый и желтый цвета присутствуют в окраске клюва ипаток, зеленый– похож на цвет травы. Ипатки трогали также красные диски, причем водном случае ипатка увлеченно играла с двумя пластиковыми дисками. Яркие красные предметы трогали и топорики.
У малых конюги и конюг-крошек реакция на предметы была сходна с таковой у ипаток. Эти два вида птиц не реагировали на мелкие цветные предметы, но активно и подолгу ощупывали клювом яркий красный диск, по размеру превосходящий мелкие предметы. У малых конюг при этом наблюдалась наведенная реакция, подобная той, что наблюдалась и у больших конюг: потрогав клювом яркий красный диск, некоторые малые конюги трогали клювом мелкий цветной предмет, на который в отсутствие более сильного раздражителя– красного диска– реакции не было.
Интерес к необычным предметам обнаружен также у глупышей. Глупыши, даже занятые нуждами размножения, трогали и ощупывали клювом предъявленные им предметы. Однако, в отличие от чистиковых птиц, глупыши довольно быстро теряли к таким предметам интерес.
Литература
Алексеева Л.В. Полицикличность размножения приматов и антропогенез. М.: МОИП, 1977. 105 с.
Дерягина М.А.Манипуляционная активность приматов. М.: Наука, 1986. С. 1–110.
Mendes N., Huber L.Object permanence in common marmosets (Callithrix jacchus) // Journal of Comparative Psychology. 2004. №118 (4). P. 103–112.
Portmann A.Etudes sur la cerebralisation chez les oiseaux. II.– Les indeces intra-cerebraux. Alauda, 1947. 15, 1. P. 1–15
Источник, с.348-350.
Ещё интересный момент: большие конюги и люрики - сугубые моногамы. Несмотря на это, помимо образования пары, наряду с ним и после него они посвящают много времени сложным доминантно-субординантным взаимодействиям в клубах, никак непосредственно не влияющим на воспроизведение себя в потомках. Т.е. координированные «вложения» в поддержание должной пространственно-этологической структуры колонии для птиц оказываются важней собственного размножения – и только при этом условии примата системности над адаптивностью они могут это самое размножение начать. И, соответственно, социальная система, выстраиваемая координированной активностью индивидов, сильно сложнее необходимой для максимизации репродукции каждого из них – что даёт дополнительную устойчивость.
См. С.П.Харитонов, 2011. Пространственно-этологическая структура колоний околоводных птиц// Зоол.журнал. Т.90. №7. С.846-860.




[1]хотя не меньше и исключений, связанных с тем, что В.Р.Дольник назвал «активным бездельничаньем».
Читать полную новость с источника 

Комментарии (0)